я поле бабушкин крест

Некоторое время назад в интернете забурлила дискуссия вокруг новой программы по предмету «Родная (русская) литература». Одним из камней преткновения стало стихотворение поэта Сергея Каргашина «Я — русский», которое программа предлагает изучать в 9 классе.

1563490 five

Я — поле. Бабушкин крест.

Я — избы Рязанской области.

Я — синь подпирающий лес.

Я — русский! По самое горлышко.

Во веки веков. Насквозь.

Я — лебедя белого перышко.

Я — воина павшего кость.

Какие б ни выпали горести,

Всем бедам хриплю назло:

Я — русский! Спасибо, Господи!

Я — русский. Мне так повезло!…

Пусть времени кружатся лопасти,

Меня у меня — не отнять.

Россия, как крепость над пропастью,

Стояла и будет стоять!…

Автора тут же, по непонятным причинам, обвинили в

При этом, конечно, никто не потрудился подтвердить цитатами, где всё перечисленное в строках стиха спрятано. И каким образом могут почувствовать себя униженными, прочитав его, представители других народов.

Об этой дискуссии в студии программы «Точка зрения» главред «Правды.Ру» Инна Новикова поговорила с самим Сергеем Каргашиным.

— Расскажу немного предысторию. Я это стихотворение написал в 1994 году, буквально через полгода после расстрела Белого дома. Тогда вообще выйти на сцену и заявить «я — русский! Спасибо, Господи» было очень смело, потому что тут же летели всякие нехорошие высказывания в твой адрес. Я в первый раз прочитал это стихотворение в Центральном доме литераторов, на совещании молодых писателей, и уже тогда были высказывания, что это фашизм.

«Я — русский! Спасибо, Господи!» — вот эта фраза определенных людей задела. Это стихотворение жило своей жизнью, его цитировали политики, его включали в документальные фильмы. Например, в ленте про Родионова, про нашего солдата, погибшего в Чечне мученической смертью, но так и не снявшего крест.

Стихотворение часто звучало в школах. Я с ним выступал на стадионе, где было 20 тысяч зрителей. Это было у Миши Евдокимова на фестивале «Земляки».

Я не скажу, что это стихотворение великое в плане литературы, но по духу — это для меня как присяга, как признание в любви своей стране.

Этим летом со мной связалось издательство «Просвещение», там попросили, чтобы я подписал договор о включении этого стихотворения в учебники по литературе для 9-го класса. Я, естественно, согласился, стихотворение включили. В сентябре…

— Когда школьники открыли учебники…

— Вторая серия того, что было много лет назад. Во-первых, наезды начались на сам учебник. Оказалось, этого предмета раньше не было. Он в дополнение идет в той «Литературе», которая была, есть и остается.

Нацеленность этого предмета — больше патриотизма, больше истоков родных дается. Начались серьезные наезды на учебник, мол, русским он не нужен. Хотя в каждой республике есть курс национальной литературы. И это нормально, это естественно. Во-вторых, опять стали обвинять меня в фашизме за это стихотворение.

Были крайне резкие оценки, вплоть до того, что «его надо расстрелять».

В то же время адекватные люди вступились и за учебник, и, в частности, за мое стихотворение.

Мне понравилось, как Маргарита Симоньян написала, что хотя она не русская, но считает, что оно достойно, чтобы его преподавали на уроках русской литературы.

Беседовала Инна Новикова

Материал подготовила Ольга Лебедева

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Источник

Стихи Сергея Каргашина

Каргашин Сергей Александрович, родился в 1965 году в Черняховске Калининградской обл. Отслужив в армии (части особого назначения), в 1988 поступил на факультет журналистики МГУ. Окончил в 1992. Занимался рекламой, работал в Государственной думе, в газетах «Советская Россия», «Правда». Член Союза писателей России. Лауреат литературных премий им. А.Невского «России верные сыны» (2000) и «Хрустальной розы Виктора Розова» (2006). Автор поэтических книг На миллиметр от боли (1995), Надорванные бусы (1997), А лететь всё равно надо (1999), России верные сыны / Избранное (2001) и музыкальных альбомов Мелодия ветра (2000), Равновесие (2005). Песни на стихи Каргашина исполняют Николай Басков, Игорь Демарин, Антон Макарский, Анна Снаткина, Александр Михайлов, Юлиан, Людмила Николаева, Стела Аргату, «Сябры» и др. Живёт в Москве.

Мы были сильными,
Мы были с крыльями,
Да плохо видели:
Врагу открыли мы
Врата обители.
Врага кормили мы,
Врага поили мы,
Как нам подсыпали,
Ой, не увидели!
Мы были сильными,
Мы были с крыльями…
Очнулись — слабыми,
В цепях и с лапами.

Ну вот — окружили сворой.
И тявкают: тонко, навзрыд.
Да эдак вы очень скоро
О зубы истрете язык.

Чего понапрасну булькать?
Коль взялся кусать — так кусай!
А эти словесные пульки
Моим не страшны парусам.

Куда вам со мною тягаться?
Я здесь — на родимой земле.
А вы на Руси — иностранцы.
Как впрочем, чужие везде.

И скалитесь вы — от страха:
Вдруг люди однажды поймут,
Что только на сладкий запах
Настроен ваш “верный” нюх.

Глумитесь — в цветах, нарядах,
Вкушайте ноздрями “Шанель”,
Но помните: — я — где-то рядом.
На мне, как всегда, шинель.

Виктору Столповских
Я поставлю опять на Россию!
Всё поставлю, чем только богат:
Не хочу, чтоб подошвы чужие
Нас давили, как малых щенят.

* * *

Родину не выбирают.
Её принимают, как мать.
Всей жизнью в неё врастают —
Попробуй потом оторвать!
Родину не выбирают.
Она — продолжение нас.
Её иногда проклинают,
Обидой случайной давясь.
Родину не выбирают.
О ней забывают подчас.
А надо — идут, умирают,
За эту незримую связь.

Зная цену себе.
Зная цену другим.
И вчера, и теперь –
Мы о главном молчим.
Мы не можем, глупцы,
За себя постоять.
И чужие жрецы
Нас дурачат опять.
Мы толкаем своих.
Рушим стены святынь.
И возносим чужих
Без особых причин.
И опять мы внизу.
А они – наверху.
И лишь ждём, что спасут
Нас иконы в углу.
Зная цену себе.
Зная цену другим.
Шлём проклятья судьбе.
И о главном молчим…

Здравствуй, Родина, Россия!

Побродив по белу свету,
Много в жизни повидав,
Я домой. Домой приеду!
Окунусь в раздолье трав.
И скажу слова простые,
Слёз счастливых не тая:
Здравствуй, Родина, Россия!
Ненаглядная моя.

Ветерок дохнет в оконце:
Мол, уже пора вставать.
И теплом окатит солнце,
И на стол накроет мать.
В золотом, зелёном, синем
Растворюсь, как в детстве я,
Здравствуй, Родина, Россия!
Ненаглядная моя.

СТИХИ О РОССИИ

Горечь моя безысходная,
Светлая радость моя –
Родина, милая Родина,
Небо, вода и земля…

Как же ты странно устроена,
Что мне, скажи, за нужда –
Строить дороги над пропастью,
Ставить по ним города.

Сколько всего уже пройдено,
Сколько побед и потерь…
Родина, милая Родина,
Поздно сдаваться теперь!

Где-то незримые ходики
Наши считают деньки –
Родина, милая Родина,
Ты себя побереги.

Всё принимаю безропотно.
Прошлое – не зачеркнёшь.
Страшно стоять над пропастью,
Не страшно, когда идёшь…

Источник

«Я – русский! Спасибо, Господи!»: в сети обсуждают школьную программу

389e0a539e3bc76e1ad65815349d761c

Поводом послужило стихотворение Сергея Каргашина «Я – русский! Спасибо, Господи!», которое ей прислала подруга.

«Катя, прочти! Может я чего не понимаю. Это учат дети в 7 классе.

Я – русский! Спасибо, Господи!
Я – поле. Бабушкин крест.
Я – избы Рязанской области.
Я – синь. Подпирающий лес.
Я – русский! По самое горлышко.
Во веки веков. Насквозь.
Я – лебедя белого пёрышко.
Я – воина павшего кость.
Какие б ни выпали горести,
Всем бедам хриплю назло:
Я – русский! Спасибо, Господи!
Я – русский. Мне так повезло.
Пусть времени кружатся лопасти,
Меня у меня – не отнять.
Россия, как крепость над пропастью,
Стояла и будет стоять!»

Под постом на момент написания новости было больше 2,7 тысяч лайков и около 700 комментариев, 380 репостов.

Большая часть комментаторов поддержала пафос поста: «действительно дичь какая-то», «какой-то блатной надрыв». Однако популярными стали и мнения в поддержку текста: «Это замечательное стихотворение очень талантливого поэта Сергея Каргашина! Удивительно не чувствовать глубины и мощи и боли в этом стихотворении. »

Кроме того, в комментариях пояснили, что стихотворение Каргашина действительно находится в «Примерной программе по учебному предмету «Родная литература (русская)»».

Сергей Каргашин – российский поэт, член Союза писателей России. Автор текстов таких исполнителей, как Алла Пугачева, Николай Басков, Ирина Круг, Григорий Лепс.

Источник

Рецензии на произведение «Я русский! Спасибо, Господи. Сергей Каргашин»

Сергей, спасибо за такое стихотворение! Я тоже русская и чувствую так же.

Вы их разберёте на строчки,
Падежи, запятые и точки.

На ударные, на окончания,
Где нет даже намёка отчаянья.

И на правила жи или ши,
Где нет тайного смысла Души.

По отдельности, разве узрим,
Как устроен, Души организм?

Нас нельзя развернуть как капусту,
Ведь в процессе исчезнет искусство.
© Copyright: Александр Глухов 6, 2020
Свидетельство о публикации №120061200077

Насчет леса. Думаю, это так: «Я- синь подпирающий лес», лес подпирает синь неба.

Русь, как в шубу
В зимний лес
Завернулась,
Сняв с небес,
Синеоко покрывало,
Синью лес околдовало.

Лишь Карунин – гражданин,
Не поймёт – Кто мать, кто сын.
Как ПОЭТ, сшибая с ног
Критикует педагог.

Хорошо когда вопрос
Детям валится под нос,
Что б учитель – педагог
Разжевать ответы смог.

Молодец! Так держать, чтобы быть героем и защитником своей семьи и Родины. На вас будет вечно держаться Россия! Позор украм-мутантам, эти манкурты срамят Землю Русскую, что забыли и предали свою мать Русь Святую. С большим уважением Родослав.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник

Под ударом — о русской литературе как об одной из основ нашего государства

А в самом деле, может быть, с новым школьным предметом «Родная русская литература» и в самом деле что-то не так? Или, напротив, что-то не так с критиками этого нововведения?

Интереснейшую тему совершенно неожиданно подняла заочная полемика двух сайтов — mel.fm и apn.ru! Чтобы оценить её накал и пафос, просто обратимся к названиям дискутирующих текстов: «В программу включены ксенофобские тексты». Что не так с «Родной русской литературой», с одной стороны — и «Можно ли любить русскую словесность и желать зла русским людям?».

Бисмарк, комментируя итоги франко-прусской войны, утверждал, что её выиграл немецкий школьный учитель. Впрочем, возможно это сказал и не Бисмарк, которому слишком любят приписывать чужие афоризмы, но суть сказанного от этого не становится менее верной: основы гражданственности, патриотизма, национальной идентичности и, как следствие, мужества, стойкости и готовности защищать свою страну закладывает именно школа. Даже сейчас, в эпоху телевидения и интернета. Так что появление предмета, который призван учить патриотизму и гражданственности на примерах родной литературы — дело не только важное, но и, в сущности, вполне естественное. Что тут может не нравиться?

Аргумента критика «Родной русской литературы», учителя московской школы № 1514 Антона Скулачёва трудно назвать беспристрастными: ему не нравится сразу всё — подбор материалов, их подача, а также сам факт появления такого предмета в школе. Местами автора настолько «припекает», что хочется предложить ему лёд для охлаждения… чувства меры: «Тема России в литературе представлена такими ключевыми темами, как русский лес, русская степь и русское поле, загадки русской души и некоторые другие. Это, видимо, то, что прежде всего приходит на ум подростку, да и любому русскому человеку, когда он начинает размышлять о родине. В списке не хватает разделов, посвященных балалайке, медведю и, конечно же, русской водке. Впрочем, понятно — последнее, наверное, не в лучшем виде представит русский характер, поэтому включать его в программу не стоит». Но больше всего господину Скулачёву не нравится, что в программе представлены «шовинистические», по его мнению, произведения — например, пушкинская «Бородинская годовщина».

Ну, а критик Скулачёва с apn.ru Татьяна Шабаева в ответ, помимо указаний на откровенную стилистическую склочность текста, указывает, что, вообще-то все народы России имеют свои школьные часы на изучение именно своих родных литератур — и там тем национальной исключительности никак не меньше, а то и больше. Ну, и намекает на то, что люди, подобные Скулачёву, не любят Россию…

Основной вопрос здесь, однако, состоит не в шовинизме или его отсутствии, а в другом: нужен ли ещё один предмет дополнительно к обычный русской литературе?

Конечно, нужен! Просто для этого нужно выйти за рамки школьной парадигмы и вспомнить хорошее вузовское слово «спецкурс». Вот есть курс «Европейская литература 19 века», а есть спецкурс «Французский реализм» как более углублённый «заход» в одну из тем. Спецкурс может быть любым и чем больше их, тем, на самом деле, лучше. Просто пробежавшись по основному курсу, разве что запомнишь названия произведений и авторов, а вот разностороннее, вдумчивое изучение отдельных феноменов и понимание их места в общей картине — это настоящая, не для галочки, научная работа. Какие-то спецкурсы идут для всей массы студентов, какие-то — каждый выбирает по своему вкусу, как где принято. В американских колледжах вообще одни сплошные спецкурсы в нашем понимании — что лектор лучше знает, на то студентов и зазывает, а обязательных предметов там не так уж много.

Так что плохого в том, что в российской школе появится «спецкурс по литературному патриотизму»? Только хорошее! На «основных» уроках литературы дети будут учиться самой методологии изучения литературы — всем этим родам, видам, героям и сюжетам, былинам и ямбам, а на «родной русской литературе» будут изученным пользоваться для восприятия и анализа конкретного дискурса. Если бы существовали школы с безразмерной гуманитарной программой, то, пожалуй, было бы здорово таких спецкурсов сделать вообще штук пять — и «Родная фантастика», и «Родная песенная поэзия» (Высоцкий, рок-музыка, современный рэп), и мало что ещё. Но даже один такой спецкурс — уже отлично!

В программе предмета, если верить цитирующим её критикам, есть замечательный запрет: «курс не может рассматриваться как время для углубленного изучения основного курса литературы». Вы просто задумайтесь, как это, на самом деле, круто — наконец-то не нужно будет отвечать заученные определения, что такое фабула и где идут ударения в хорее, а можно спокойно, серьёзно ВЧИТАТЬСЯ в нашу литературу. Не имитировать её изучение грустными семиклашками, а начать её ПОСТИГАТЬ, искать в ней близкое своей душе, своей истории и современности. Неужели появится предмет, где можно будет дать детям и учителю возможность сосредоточиться на чём-то, что потребует их личного отношения, а не «разбирать женские образы драм Островского». Да так дети, глядишь, и читать полюбят!

Ещё раз: если в школе появится урок «литературы с человеческим лицом», а не с готовыми ответами на незаданные вопросы, то уже только за это можно такой предмет считать потенциально любимым у детей.

Однако, проговорив эту тему, нельзя всё же и уйти от той самой «ксенофобии». Что это вообще такое в данном случае?

Патриотизм от шовинизма отличается любовью к своей стране, не переходящей в превозношение над остальными. Ну что ж, вот полностью то стихотворение Сергея Каргашина «Я — русский! Спасибо, Господи. », которое так не понравилось авторам «Мела» и «Кольты»:

Я — русский! Спасибо, Господи!

Я — поле. Бабушкин крест.

Я — избы Рязанской области.

Я — синь подпирающий лес.

Я — русский! По самое горлышко.

Во веки веков. Насквозь.

Я — лебедя белого перышко.

Я — воина павшего кость.

Какие б ни выпали горести,

Всем бедам хриплю назло:

Я — русский! Спасибо, Господи!

Я — русский. Мне так повезло.

Пусть времени кружатся лопасти,

Меня у меня — не отнять.

Россия, как крепость над пропастью,

Стояла и будет стоять.

И? И где тут нечто шовинистическое, ксенофобское, расистское и националистическое? Если бы там было «Я самый умный, самый красивый и вообще очень даже неплохой», а вы все…» — не вопрос. Но что, фраза «Я лебедя белое пёрышко» кого-то из прочих народов Земли унижает? Кто-то ещё претендует на гордое звание «сини, подпирающей лес»?

С «Бородинской годовщиной» — вообще гадко! Нападки на текст 200-летней давности, написанный в традициях и паттернах того времени — это как снос памятников «рабовладельцев», которые совершает американская чернь (в обоих смыслах слова). Вы тоже хотите судить человека 19 века по нормам 21? А что потом — вычёркивать целые книги за то, что там нет положительных образов ЛГБТ и встречаются абьюз и харрасмент?

Увы, кажется, что все эти доводы критикам «Родной русской литературы» в голову в принципе не способны прийти, потому что головы эти не любят всё, связанное со словами «родное» и «русское». Но школа, не учащая патриотизму — нонсенс, а есть ли место в ней учителям, которые делают обратное?

Источник

Adblock
detector