я казак дикое поле

Дикое Поле. Часть I

В конце X в. Азов принадлежал киевскому великому князю Владимиру, который отдал его вместе с Тмутараканью в удел своему сыну Мстиславу.

Затем Азов был захвачен печенегами.

Часть из таких беглецов осела в НИЗОВЬЯХ Дона, неподалёку от генуэзского Азова с его богатствами. Как мухи на мёд тянулись они к богатому Азову, к азовским и черноморским торговым морским путям, как то и было во все времена пиратства на богатом Средиземноморье.
Городки низовья Дона и Азов, в котором со временем укрепились казаки, стал пристанищем для множественного разбойного сообщества, от которого стонали южные границы Московского государства.

НАЗЫВАЛИ ЭТИХ РАЗБОЙНИКОВ НА МОСКВЕ «АЗОВСКИМИ
КАЗАКАМИ» ИЛИ ПРОСТО «АЗОВЦАМИ».

Главным промыслом этих, имевших теснейшую связь с «прочими казаками», обитающими по Дону и его притокам, казаков были набеги в степи на кого придется, и на татар в том числе.

Никак эти два клана («азовцы» и «Донские казаки») не могди поделить сферы влияния и частенько устраивали «разборки», а то и «стрелки», говоря совремённым бандитском жаргоне.

Укрепившись на Дону в нескольких городках, казачество издавна опустошало своими набегами соседние земли, не щадя при случае и русские поселения, а иногда участвовало и в войнах соседних племен по призыву последних. Так, в 1480 году 16 000 казаков в числе прочих войск Шибанского князя Ивака преследовали бежавшего по степям с награбленной добычей хана Золотой орды Ахмата и под самым Азовом настигли его, взяли добычу и самого хана убили, чем принесли большую пользу Московскому царству.

Источник

Казачьи старинные и современные песни. Александр СИГАЧЁВ

2766536572016775

Гей, славяне, все мы дети
Матери единой!
Запевайте дружно, братья,
Наш напев старинный.

Жив он, жив он, дух славянский,
Светлый дух народа.
Наше знамя – честь и, Правда,
Наш призыв – свобода!

За отчизну, за свободу
Мы сражались смело,
Мы вставали брат за брата,
За святое дело.

Жив он, жив он, дух славянский,
Вольный и могучий.
Наше солнце не закроют
Никакие тучи!

Мы протянем руку братьям
Через горы, реки.
Наша дружба нерушимо
Будет жить во веки.

Жив он, жив он дух славянский,
Дух народной чести.
Никогда нас враг не сломит,
Если будем вместе.

СТРАННИКИ И БОГОМОЛЬЦЫ

— Было двенадцать разбойников,
Был Кудеяр-атаман.
Много разбойники пролили
Крови честных христиан.

Много богатства награбили,
Жили в дремучем лесу.
Сам Кудеяр из-под Киева
Вывез девицу-красу.

Днём с полюбовницей тешился,
Ночью набеги творил.
Вдруг у разбойника лютого
Совесть Господь пробудил.

Бросил своих он товарищей,
Бросил набеги творить.
Сам в монастырь удалился он
Богу и людям служить.

Вышли гусли на славу, поют соловьём,
Зарокочут, как сердце взыграет,
И слезами зальётся, а спросишь о чём,
Что ответить, оно и не знает.

То не кованый ковш о братину стучит,
То не жемчуга сыплются груды,
То не ветер гулливый травой шелестит,
Запевают, поют самогуды.

Уж не водит рукою по струнам гусляр,
Гусли сами свой сказ зачинают.
Про крещёную Русь, про князей и бояр
Самогуды про всё распевают.

Как по улице метелица метёт,
За метелицей казаченька идёт.
За метелицей казаченька идёт,
Он гитарушку-сударушку несёт.

Семиструнную гитарушку несёт,
За собою ворона коня ведёт.
За собою ворона коня ведёт,
И в полголоса казаченька поёт.

Добрый молодец постаивал,
Он гитарушку настраивал;
Как гитарушку настраивал –
Полыхнуло небо заревом.

Как по улице метелица метёт,
За метелицей казаченька идёт;
Рядом с ним и красна девица идёт,
В поводу коня игривого ведёт.

МЫ НЕ ИЗМЕННИКИ РУСИ

Мы не изменники Руси, на нас клевещут.
Мы в жертву Родине отдали, что могли;
Любовью нежной к ней у нас сердца трепещут,
Но вот уходим мы во все концы земли.

Чтоб пламенно любить её и там, родную,
Свободу обретём, коль счастья не нашли.
Её мы выстрадали здесь в борьбе за Русь святую,
Уходим, пожелайте нам счастливого пути.

Оставшиеся братья также вскоре
За нами двинуться по нашим же следам.
Ведь мир велик в безбрежном мировом просторе
Найдётся уголок-пристанище всем нам.

И всюду будем ждать заветного мгновенья,
Когда потребует к себе Отчизна нас.
На зов ея, мы двинемся без замедленья.
Счастливый путь! Прощайте, братья! В добрый час.

Далёко позади, остались степи Дона,
Родные хутора, станицы, курени.
Все сердцу близкие: старушки, дети, жёны –
На произвол судьбы осталися одни.

Мы уходили с тайною надеждой – вскоре
С победой возвратиться к милым очагам.
Но и Кубань, как Дон мы отдали врагам,
Чрез горы и леса мы добрались до моря.

Все наши помыслы о Родине далёкой,
Мечтаем мы во сне и наяву о ней,
Страдает без нея, душа в тоске глубокой,
И грудь сжимается тоскливей и больней.

Четвёртые сутки пылают станицы,
Горит под ногами Донская земля.
Не падайте духом, поручик Голицын,
Корнет Оболенский, седлайте коня!

Мелькают с Арбата знакомые лица,
С аллеи цыганки заходят в дома.
Подайте бокалы, поручик Голицын,
Корнет Оболенский, налейте вина.

А где-то там тройка проносится к «Яру».
«Вы что ж загрустили, мой юный корнет!»
«Так в комнатах наших сидят комиссары –
И девушек наших ведут в кабинет. »

Мы Доном угрюмым ведём эскадроны.
На бой вдохновляет Россия-страна.
Поручик Голицын, раздайте патроны!
Корнет Оболенский, надеть ордена!

А завтра в атаку – с врагами сразиться!
А завтра в атаку – в последний наш бой.
Не падайте духом, поручик Голицын!
Корнет Оболенский, Россия с тобой!

О русское солнце, кровавое солнце!
Корабль «Император» застыл, как стрела.
Нам лучше уехать, поручик Голицын,
Ведь наша Россия лишилась ума!

Нам лучше уехать, поручик Голицын!
Ведь наша Россия… чужая страна.

Припев:
Любо, братцы, любо!
Любо, братцы, жить;
С нашим атаманом
Не приходится тужить. – 2 раза

На Дон доберутся други мои смелые,
Мне лишь горемычному оставаться тут,
Тело моё смуглое, кости мои белые
Синею могильною травою порастут.

Мне не жалко жёнушки на родной сторонушке –
Она с милым другом забудет про меня.
Жалко только волюшки во широком полюшке,
Матушку старушку, да буланого коня.
Припев:

Всё для тебя: степь без конца и края.
Да в небе солнца бубен золотой,
А кобылицы, гривами играя,
Склоняются, казачка, пред тобой!

Разобидятся безбожно
Фрицы, и начнут стрелять…
Только пулей, разве ж можно
Песню русскую унять?!

С балалайкою и с песней,
Фронтовой изведал путь…
Неспроста ведь, так чудесно –
Песни Дона к сердцу льнут!

Тот, кто выстрадал землю родную,
Сможет истинно Русь полюбить.
Потому о станицах тоскую,
Что не в силах степей позабыть.

Помню гомон ковыльного края,
Там, где плещутся Волга и Дон.
Вот она, степь моя золотая!
Вот он, чудный казачий мой сон.

Потому по станицам тоскую,
Что не в силах степей позабыть.
Сердцем выстрадал землю родную,
Чтобы истинно Дон полюбить.

КАЗАЧЬЯ КОРОНА
Сестрице Таисии посвящаю.

Донцы папаху на корону
Не променяют никогда:
Как невидимка иногда;
Овса для лошадей в ней норма.

Гордятся короли короной,
С алмазами в короне той.
Казак, своей папахой скромной
Гордится вправе, как герой!

Сестра, папахой серебристой
Укрась братушкино чело,
Не ведом королям лучистый
Казачки взгляд, а мне милО.

* Одна из героинь спартанцев
** Из казачьих преданий

Тихо падает снежок на берег Дона
И на шаль казачки молодой;
Проводи меня, красивая, до клёна,
Где встречались, мы расстанемся с тобой.

Юный месяц загляделся на звезду,
Серебрит станицу чистым серебром.
Кто накликал к Дону чёрную беду?
Кто задумал «расказачить» тихий Дон.

Как могли мы защищали степи Дона,
Насмерть бились с новоявленной ордой;
Но приходится, у молодого клёна
Расставаться, синеокая, с тобой.

Да, верить в чудеса нельзя,
Но вы поверьте, хоть с трудом:
Степные кони мне – друзья!
А тихий Дон – мой отчий дом.

Что косы расплетаешь, грусть,
В висках седые ковыли.
Ты мне мила, казачья Русь,
Как небу милы журавли.

Степные кони мне – друзья!
А тихий Дон – мой отчий дом.
И даже высказать нельзя,
Как дорог сердцу батька-Дон.

Научу я дочку на коня садиться,
По степям Придонья – любо им резвиться.
Вороным резвиться, людям любоваться,
Как моей Наташе радостно кататься.

— Знаешь ли, Наташа, как горька полынь?
Знаешь, как волнует по-над степью синь?
Как там жарким летом зноен ветерок?
Дон, как полноводен, глУбок и широк?

Сергей КОДАХУ
БЕЛАЯ КОННИЦА

Первому снегу рада околица,
Белые хлопья на землю летят.
Скачет как будто бы белая конница,
Только её мне уже не догнать.

Где ж вы станицы, забытые сёла?
Где ты, знакомая радость берёз?
Вот и явился зимний Никола,
Жалко тебя мне, станица, до слёз.

А на пороге декабрьские вьюги,
Да под окошком шальная метель.
Где ж вы, мои молодые подружки,
Что мне стелили на праздник постель?!

Родина милая, кто тебя выдумал?
Кто тебя Русью святою зовёт?
Солнце встаёт над знакомыми нивами,
Да спозаранку позёмка метёт.

Скачет как будто бы белая конница,
Только её мне уже не догнать.
Первому снегу рада околица,
Белые хлопья на землю летят.

ДИКОЕ ПОЛЕ (донская раздольная)

Припев:
Ах, дикое поле – донское раздолье,
Ты вечная пристань души казака!
Пусть время проходит, но дикое поле
Останется центром Руси на века.

ЗАДОНЬЕ (донская раздольная)

Под зелеными ветвями
Затерялись хуторки
С рыболовными сетями,
Скакунами во степи.

Уголок Руси престольной,
Седина былых веков,
Дремлет тихое Задонье –
Рай азовских казаков.

ВИВАТ, АЗОВ! (Патриотическая песня).

Здесь, под стенами Азова,
Зарождался русский флот;
И побед петровских слава
До сих пор в валах живет.

Древнерусским солнцем красным
Возвышайся наш Азов.
Город чудный, город славный
Великан седых веков;

КАЗАЧЬЯ РАЗДОЛЬНАЯ (шуточная донская песня).

У Задонского лимана,
Где ночует Дон – река,
Чернобровая Оксана
Полонила казака.

Источник

Глава первая. НА ПРОСТОРАХ ДИКОГО ПОЛЯ (Начальный период истории донского кв

П. Н. Краснов

Далекое прошлое земли Войска Донского

Тихий Дон. Тихо в могучем просторе его степей. Зацветут весною его берега пестрыми цветами, дивным запахом наполнится степь, а потом все сильнее и сильнее станет палить солнце и выгорит, пожелтеет и почернеет степь. Понесется над нею знойный ветер, помчит сухое перекати-поле и принесет пряный запах полыни в станицу. Придет и мороз. Замерзнут стоячие воды озер, станет и Дон. Белым саваном снегового покрова оденется степь. Заревет над нею страшный буран и в хороводе

снеинок закроет свет Божий, и станет темно и жутко. Тогда только держись в степи, оберегая табун, чтобы ветер не угнал его в самое море.

Роскошный убор высоких трав покрывал целину, степь, не знавшую плуга. Всадник скрывался в этой траве совершенно, утопал в зеленом море. И волновалась и играла степь под порывами ветра, как море. Вдоль рек росли дремучие леса: дубы, вязы, клены, ясени, грабы, тополя, дикие яблони были оплетены цепким плющом, между ними теснились кусты колючего терновника, калины, бузины, крушины. Там скрывались дикие звери, оттуда выскакивали стада быстроногих диких коз, туда, ища тени, убегали сайгаки, там хоронились хищный барс, медведь, волки, оттуда выбегали пугливый заяц и красная лиса.

Задолго до Рождества Христова скифов вытеснили. пришедшие из Азии хазары. Они построили на Дону свои городки и крепости.

. Во время владычества татар на Дон идут одиночные смелые русские люди, которые селятся там, силою удерживаются в донских степях и получают название казаков. Это случилось приблизительно в 1500 г. после Рождества Христова. С этого года в русских летописях мы находим уже упоминание о донских казаках.

Если была в казачьем городке какая-нибудь часовенка, то и круг собирался возле нее, а если не было, то на площади или, как тогда называли, на майдане, выносили образ Спаса или Николая Чудотворца и, поставив его на аналой, становились вокруг него.

Свободно, но и тяжело жилось казакам. Боролись они за славу казачью и ее ставили выше всего. В этой борьбе они забывали о всех радостях земных.

М. А. Волошин

Дикое Поле

А. А. Гордеев

Н. М. Карамзин

. Смельчаки, бежавшие на юг России, доставили один народ, который сделался совер-

Н. Н. Воробьев-Богаевский

Н. В. Гоголь

Это было точно, необыкновенное явленье русской силы: его вышибло из народной груди огниво бед. Вместо прежних уделов, мелких городков, наполненных псарями и ловчими, вместо враждующих и торгующих городами мелких князей возникли грозные селения, курени и околицы, связанные общей опасностью и ненавистью против нехристианских хищников. Уже известно всем из истории, как их вечная борьба и беспокойная жизнь спасли Европу от неукротимых набегов, грозивших ее опрокинуть.

. Не было ремесла, которого бы не знал казак: накурить вина, снарядить телегу, намолоть пороху, справить кузнецкую, слесарную работу и, в прибавку к тому, гулять напропалую, пить и бражничать как только может один русский,- все это было ему по плечу.

. Словом, русский характер получил здесь могучий, широкий размах, дюжую наружность.

Н. А. Келин

Казачья песня

А. И. Герцен

Казачество отворило дверь всем нетерпеливым и нелюбящим покоя, всем искавшим приключений и жаждавшим сильных ощущений, всем, рвавшимся к опасным подвигам. Оно вполне соответствовало тому буйному началу, которое выражается русским словом «удаль» и составляет одну из характерных черт славян. Казак не хотел знать никакого правительства, кроме своего выборного, но родине служил верой и правдой и, не жалея, лил за нее кровь.

Григорий Котошихин, подъячий Посольского приказа. XVII в.

А люди они (донские казаки.- М. А.) породою москвичи и иных городов, и новокрещеные татаровя и запорожские казаки, и поляки и ляхи и многие из них московских бояр торговые люди и крестьяне, которые приговорены были к казни в разбойных. и иных делах, и покрадчи и пограбя бояр своих, уходят на Дон; и быв на Дону хотя одну неделю или месяц, а случится им с чем-нибудь приехать к Москве, и до них вперед никакова дела ни в чем не бывает никому, кто что ни своровал, потому что Доном от всяких бед освобождаютца. И дана им на Дону жить воля своя.

Н. В. Чесноков

Иван Чига (отрывок из поэмы)

Н. А. Добролюбов

Л. Н. Гумилев

К. Д. Кавелин

Источник

Дикое поле. Часть первая

Режим обучения доступен только авторизованным пользователям

Возможности режима обучения:

Озвучка доступна в режиме обучения

В 1480-м году от Рождества Христова, в ходе Стояния на реке Угре́, Русь освободилась от векового татаро-монгольского ига.

Полезные ссылки

Произошло это при великом князе Московском Иване 3-м из династии Рюриковичей. Именно Иван 3-й, прозванный потомками Великим, преобразовал княжество Московское в Русское государство. Он присоединил к своей державе Новгород, Тверь, Ярославль, Ростов, Вятку со всеми их обширными владениями, и другие земли. За это Ивана Великого заслуженно называют «Собирателем земли Русской».

Полезные ссылки

То время для Руси было трудное, и вместе с тем великое – время грандиозных перемен и титанических свершений. На необъятных просторах, от Белого моря и до южных степей, происходило становление и укрепление единого Русского государства.Сын Ивана 3-го, Василий 3-й, взошёл на престол в 1505-м году. Василий 3-й ещё не венчался на царство, не носил официальный титул царя. Но его титул был тоже велик – государь всея Руси.

1526 г. Василий 3-й, великий князь Московский, вводит во дворец невесту свою, Елену Глинскую. Картина Клавдия Лебедева

Сын старался не уступать отцу. В состав Русского государства вошли древние владения Рюриковичей – Псков, Смоленск. В 1521-м году к России присоединилась Рязань. А потом и другие земли.От Рязанщины на юг, к землям Новгород-Северским, откуда ещё князь Игорь Святославич ходил на половцев, и дальше, аж до самых границ с Крымским ханством, тянулось степное порубежье. За этой протяжённой границей, которую во все века охранять было невероятно трудно, простиралось Дикое поле, которое иногда называли просто Полем. В начале 16-го века Дикое поле на западе доходило до Днестра, на востоке – до Волги.

Карта расширения Русского государства при Иване 3-м и Василии 3-м, 1462-1523 гг.

Полезные ссылки

Степь Северного Причерноморья, цветёт ковыль

Полезные ссылки

Эти обширные степные земли некогда принадлежали Золотой Орде. С её распадом здесь хозяйничала Большая Орда. В 1502-м году эта держава была разгромлена крымскими татарами. Бескрайние равнинные просторы стали ничейной землёй. Большие и малые отряды крымцев, ногайцев, казанцев ходили через Дикое поле в походы на Русь и друг на друга.

На этой карте Дикое поле показано в границах ничейной земли на территории бывшей Большой Орды. Но фактически оно простиралось далеко на запад по территории России, великого княжества Литовского, Крымского ханства и Османской империи вплоть до реки Днестр.

Полезные ссылки

Знатный татарский воин

Содержимое доступно в режиме обучения

Но не только татары встречались в окрестностях Дона, Хопра́, Оско́ла, Северского Донца́ и других местных рек. На Руси усиливалось крепостничество, росли подати, и все недовольные уходили в степи за лучшей жизнью. Беглые крестьяне, разбойники, дезертиры, разорившиеся дворяне и просто искатели приключений и воли смешивались с остатками бродников и таким образом формировалось новое, уникальное явление – казачество.

Бродники – «протоказаки», предшественники и, частично, предки казаков; вольные, воинственные люди таинственного происхождения, населявшие степь от Дуная до Дона во времена Киевской Руси. Разные источники говорят о них как о русских, скифах, готах, аланах, хазарах и других племенах. Скорее всего, все эти народы, и некоторые другие, участвовали в формировании бродников. Мы пока мало знаем о них, потому что они не оставили после себя ни городов, ни книг. Возможно, в будущем учёные прольют свет на судьбу этих загадочных людей.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Через пару лет после вхождения Рязани в Русское государство по степи мчалось четверо всадников. Первый из них был русским – худой, бледный, в лохмотьях. За ним гналось трое хорошо вооружённых турецких воинов в добротной одежде.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Один из турок на полном скаку выстрелил из лука и попал беглецу в спину.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

– Сделано дело, – довольно сказал стрелок. – После таких ран не выживают!Они развернулись и поехали обратно.

Содержимое доступно в режиме обучения

Содержимое доступно в режиме обучения

К весне беглец полностью поправился.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения

Содержимое доступно в режиме обучения

Весна – время, когда казаки снимались с зимних стоянок и отправлялись в поход. У атамана Си́дора была небольшая, но дружная и боевитая ватага. В ней были.

Содержимое доступно в режиме обучения

Марты́н – самый старый казак на всём Диком поле. Он был хранителем казацких обычаев. Если казаки попадали в какую-то трудную ситуацию – они спрашивали совета у Мартына.

Содержимое доступно в режиме обучения

Охрим по кличке Ко́нь-Голова́ – запорожский казак, один из лучших воинов степи. Он уже несколько лет гулял на Дону, и как раз собирался возвращаться обратно на Запорожскую Сечь.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Молодой парень Ермолайка отговаривал Конь-Голову, просил его остаться ещё на год. Но запорожец сильно соскучился по дому и обязательно хотел ехать.

Содержимое доступно в режиме обучения

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Татарин Музафа́р принял христианство и ушёл из орды к казакам. Он был знатным следопытом и отличным стрелком из лука.

Содержимое доступно в режиме обучения

Правой рукой Сидора был Лукьян Чи́га, разбойник. На Руси его должны были казнить, но он сбежал на Дикое поле. В то утро его в лагере не было. Он ускакал к соседней ватаге атамана Прончака́ по важному поручению.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Сидор жил с женщиной – красавицей-татаркой по имени Фатима́. Они любили друг друга, хотя и ссорились часто.

Содержимое доступно в режиме обучения

Утром к лагерю Сидора вышла троица – Устин, Луп и беглец. Луп поклонился атаману:– Мил человек, атаман золотой, прими нас к себе! Я два года тому назад взял деньжат у купца в долг, купил снаряжение, свинца да боевого зелья (*порох). Пошёл с товарищами зверя гнать. Да не дал удачи звериный промысел, а на Русь возврата нет – купец за долги меня в крепостные отдаст. Хочу теперь в казаки податься. Это сподручник мой Устин. Он безъязыкий, навроде собаки – всё понимает, а сказать не может. А осенью мы вон этого молодца прихватили, он от турок сбёг.– Пущай сам за себя скажет, – велел атаман.

Содержимое доступно в режиме обучения

Не успел беглец рта раскрыть, как прискакал Лукьян Чига. У него единственного из всей ватаги был конь, замечательный скакун Бунчу́к. – Пронча́к с нами к Гугу́ле не пойдёт, – сообщил Чига, – они за Дон собрались, ногайские улусы разорять. Шо они мне сказали, братцы мои! Указ государев вышел, чтобы по всем пограничным городкам воеводы на Дикое поле отряды посылали – вылавливать вольных людей да вертать их хозяевам. Промысел хотят на казаков учинить – за каждую голову мзду будут давать! Дескать, от нас один разбой, и мира с ногайцами, крымцами да ордынцами тоже нет из-за нас!

Содержимое доступно в режиме обучения

Казаки начали возмущаться, ругаться меж собой, но атаман одёрнул их:– Будет вам! Пущай гоняются. Степь она вон какая, не нагоняешься. А ежели все ватаги казачьи в одну сольются? Ого-го, какая силища выйдет! А Прончаку бог в помощь – они все конные, им легче. Ну а мы, стало быть, спустимся до Гугули на лодках. Погуляем с его ватагой у турок. Ещё раз спрашиваю – все за Гугулю?

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Казаки согласились единогласно. Чига всё это время приглядывался к беглецу. А потом вдруг засмеялся злобно, начал пританцовывать, не отводя глаз от беглеца.– Ой да ты моя родимая сторонушка! Незапенный городишко Запашко́в! – закричал разбойник и ударил беглеца прикладом.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

Никто ничего не успел сделать, а Чига уже сел сверху на беглеца и приставил ему кинжал к горлу:– Не признал? А вот я тебя сразу признал, сотник. Три лета назад, в укра́инном (*до 18 века на Руси приграничные области назывались укра́инами, а их жители – укра́инцами) городке Запашко́ве на Рязанщине. Поймал ты трёх разбойничков, татей лесных. Двоих казнил, а третий сбёг – вот он я! Теперь мой черед тебя казнить!– В жизни не был в Запашкове, – заявил беглец. – И сотником никогда не был. Бортник я, мёдом промышляю. Последние годы в плену турецком провёл. А тебя на себе я не стерплю!

Содержимое доступно в режиме обучения

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

– Точно говорю! – не унимался Чига. – Он сотник сторожевы́х (*Засечная стража, сторо́жи – отряды пограничной стражи) – Никита Сарычев! Первый сабельник и секирник на Засечной черте! Татары как увидят его, кричат «Сары́! Сары́!» и кто куда разбегаются. Иначе откуда у него ухватка служивая, стать бойцовская?

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения

Полезные ссылки

Засечная черта – система оборонительных сооружений и деревянных засек на порубежье Руси со степью. Применялась ещё с 10-го века.

Максимильян Пресняков. Засечная черта. Южный рубеж (2010)

Засеки делались так – деревья валились крест накрест, верхушками в сторону степи. Ветви деревьев заострялись.

Схема устройства засеки

Большая засечная черта в 17-м веке

Содержимое доступно в режиме обучения

– Ну? – атаман обратился к беглецу. – Что скажешь? На самом деле Чига был прав – беглец действительно был сотником Никитой Сарычевым. Но до поры до времени он решил не раскрывать себя. – Был я знаком с Сарычевым, – сказал Никита. – Вместе в плену были в турецком городе Азове. Перед смертью он мне рассказал кой-чего, из-за этого я к вам и пришёл. Эльдар-паша в позапрошлом годе пошёл набегом на Рязань и выпал ему невиданный тала́н (*удача, добыча). Взял он княжескую казну. Сарычева и его сотню в погоню за Эльдаром отправили. Турки сторо́жей разбили, а потом на них самих ногайцы напали. Эльдар-паша, перед тем как сбежать, зарыл казну на стойбище Бешеного Али. Вот за этой казной и зову вас, братцы.

Содержимое доступно в режиме обучения

Казаки слушали Сарычева не перебивая. Потом атаман сказал: – Знаю я, про какое место речёт молодец. Надо плыть вниз до Гугули, и с ним искать казну. Негоже с земли нашей отдавать хоть медный грош бусурманам.

Полезные ссылки

Содержимое доступно в режиме обучения

– Та щоб (*чтобы по-украински) якы́йсь (*какой-то по-украински) там Эльдар наше добро заха́пав! – возмутился Конь-Голова. – Та хай йому́ уши на лоби повыраста́ють! Иду з вамы! Все обрадовались решению запорожца, ведь он был верным товарищем и лихим казаком. Решили выступать к Гугуле.

Древнюю Рязань сожгли до тла монголо-татары в 1237-м году. После этого столицу Рязанского княжества перенесли в Переяславль-Рязанский. В 1778-м году этот город переименовали в Рязань. В наши дни это центр Рязанской области.

Переясла́вль-Ряза́нский, 15-16 в.

Содержимое доступно в режиме обучения

Содержимое доступно в режиме обучения

Был в те времена на Диком поле зверский обычай. Он дошёл из седых времён, когда и слова «казак» ещё не было, а в степи уже жили вольные люди. По тому обычаю, казаки перед весенними походами убивали жён, которых захватили или которые сами к ним прибились в прошлом году. Делалось это, чтобы женщины не достались ордынцам и не были проданы в рабство.Атаман скрепя сердце взял кинжал и пошёл к Фатиме в шалаш.

Содержимое доступно в режиме обучения

Но красавица прекрасно знала о жестоком обычае. Как только казаки сели обедать, она тайком собрала узелок и оседлала коня. Когда Сидор подошёл к шалашу, она вскочила в седло и умчала прочь.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения

Источник

Adblock
detector