посадил на кукурузное поле самолет a321

«Гробовая тишина до первого удара о землю». Пассажиры А321 поделились воспоминаниями о «чуде на кукурузном поле»

Ровно год назад произошло «чудо в Раменском». Самолет Airbus А321 совершил аварийную посадку в кукурузном поле после того, как оба двигателя отказали из-за попавшей в турбины стаи птиц. «360» поговорил с пассажирами этого рейса о том, что они пережили и как это поменяло их жизнь.

samolet zhkovskiy

Airbus A321 авиакомпании «Уральские авиалинии» выполнял плановый рейс Москва — Симферополь 15 августа 2019 года. Еще на разгоне в турбину попала чайка, за ней — еще десяток. Спустя минуту у самолета отказали оба двигателя. Вопреки инструкциям, пилот принял решение убрать шасси и садиться на кукурузное поле. В этой аварии не погиб ни один человек, все отделались испугом и травмами, не представлявшими угрозу для жизни.

«Большая мясорубка»

Пассажирка самолета Лидия Ковалева летела в Симферополь на джазовый фестиваль вместе с дочерью. По ее словам, еще на земле стало понятно, что что-то пошло не так.

«Я почувствовала, что что-то попало в турбину. Это как большая мясорубка, которая крутит мягкое мясо, и вдруг туда попадает кость. Двигатель начал захлебываться. Что там какое-то инородное тело, было понятно сразу», — рассказала она.

После того как самолет оторвался от земли, такие «кости» в мясорубку двигателя стали попадать одна за другой. Позже пассажиры узнают, что это была целая стая чаек. Лидия до сих пор задается вопросом, почему птицы могли оказаться на взлетно-посадочной полосе и кто должен понести за это ответственность.

Все сразу все прекрасно поняли, но все было не так, как показывают в кино. Никакой паники не было — гробовая тишина была до первого удара о землю. Все понимали, что происходит, и ждали своей участи

Альвина и Дмитрий Волщук летели в Симферополь в отпуск с маленьким сыном, ничего не предвещало беды. Они собирались кормить малыша во время взлета, чтобы он легче перенес набор высоты. Но все пошло не по плану.

«Так тихо только на кладбище ночью, и то, наверное, там птицы поют. Потом уже, когда приземлились, кто-то начал кричать», — вспоминает Альвина.

Самолет отскакивал, как мячик

Все это время экипаж не делал никаких объявлений. Ковалева уверена, что на это просто не было времени. Молодой пилот Дамир Юсупов, который после этой посадки стал Героем России, принял сложное решение — идти не по инструкции, за которое впоследствии многие его критиковали. Возможно, именно благодаря этому ни один человек на этом рейсе не погиб.

Альвина Волощук вспоминает, что сын сидел у нее на коленях, поэтому, как она признается, она впервые в жизни действительно смотрела инструктаж перед взлетом.

«Когда самолет стал отрываться от земли, стали слышны звуки отдельно от асфальта — что это уже не разгон. Сначала был приглушенный звук, а потом громкий, как разгоняющийся мотоцикл, который хочет завестись, но не может, стали мигать лампочки в салоне», — рассказала она.

В иллюминатор, рядом с которым сидела, Альвина смотреть боялась, зато смотрел муж.

«Он крикнул, что мы сейчас упадем, и прыгнул на нас с ребенком. И как только он прыгнул, мы тут же приземлились, ударились. Повезло, что он прыгнул, иначе ребенок бы очень пострадал, потому что там очень маленькое расстояние от сиденья до сиденья», — вспоминает Альвина.

«Идем на солнце»

После того как самолет все же сел — на кукурузное поле, прямо на брюхо, без шасси и ровной взлетно-посадочной полосы, — началась эвакуация. Лидия Ковалева рассказала, что все происходило очень быстро: экипаж раскладывал трапы, пассажиры старались не паниковать и помогать друг другу.

При этом бежать, как рассказывают пассажиры, было и сложно, и страшно — из-за высокой кукурузы было ничего не видно. Впереди дороги не было — только поле, а назад, где самолет повалил кукурузу, бежать было страшно — топливный бак мог рвануть в любой момент.

Тогда стюарт (бортпроводник Дмитрий Ивлицкий — прим. ред.) выступил с рупором и сказал — идем вдоль кукурузы на солнце, и люди поняли, куда идти

Жизнь после чуда

«Можно сказать, что у нас второй день рождения, мы встретимся с родителями и будем отмечать. 15 августа — наш личный день семьи», — рассказали супруги Волощук.

В этот же вечер супруги улетели в Симферополь другим рейсом. Дмитрий уговорил жену, потому что был уверен — «дважды молния в один самолет не ударит». Этим же бортом полетела еще часть потерпевшего крушение А321 — летели одни, заполнена была только треть самолета.

Мальчик сзади нас кричал: „Мы падаем, мы разобьемся!“ — хотя мы даже не взлетели. И так происходило весь полет

Тем не менее отдых, по словам Волощуков, прошел на ура. «Какое-то чувство было внутри, что надо жить на полную катушку», — сказал Дмитрий.

Обратный путь не был таким легким. Уже на подходе к аэропорту «хватануло» сердце. И не зря: на полосе их ждал точно такой же самолет, как тот, что сел на кукурузное поле.

«Я в приметы не верю ни в какие, но когда ты два часа ждешь, а потом тебя с шестого выхода переставляют на 13-й, ты идешь, а там тот же самый самолет, тот же A321, один к одному, и мы садимся на те же места — буквально переместились на один ряд, меня сразу накрыло. Ты сидишь — и у тебя как дежавю», — вспоминает он.

Альвина уверена, в ближайшее время летать они не будут, разве что «лет через пять». При этом если и лететь, то уже по-отдельности — разными рейсами или хотя бы не на соседних сиденьях, потому что воспоминания все еще слишком сильны.

Источник

«Идём правее, на солнце, вдоль рядов кукурузы»: как родилась знаменитая фраза после посадки самолёта A321

15 августа 2019 года пассажирский самолёт A321, выполнявший плановый рейс Москва — Симферополь, сразу после взлёта из аэропорта Жуковский столкнулся со стаей чаек. У лайнера отказали оба двигателя. Однако пилоты смогли совершить невозможное — успешно посадили самолёт на кукурузное поле.

Никто из 226 пассажиров и семи членов экипажа, находившихся на борту лайнера, не получил серьёзных травм. А фраза «Идём правее, на солнце, вдоль рядов кукурузы», которую во время эвакуации пассажиров произнёс 32-летний бортпроводник Дмитрий Ивлицкий, стала крылатой.

Вместе с автором фразы RT ещё раз пережил события того дня.

— Дмитрий, с экипажем, который летел с вами в тот день, вам приходилось работать раньше?

— Это был первый полёт. Мы, конечно, виделись на земле, но в командировку таким составом летели впервые. Составы ведь постоянно меняются.

— Когда вы поняли, что произошло ЧП и полёт идёт не по плану?

— Сначала всё было штатно: разбег, самолёт оторвался от земли. А секунд через 30 начались шум, сильная вибрация. Я думал, что сейчас вернёмся на второй круг в аэропорт. Спустя примерно минуту я увидел, что правый двигатель то набирает обороты, то сбрасывает, были слышны хлопки, так называемый помпаж двигателя.

Командир корабля по аварийной связи обычно предупреждает нас о действиях, которые нужно будет проводить. В этот раз никакой информации не поступило. У пилотов не было на это времени. Мы сидели и ждали посадки.

Когда садились, было два соприкосновения с землёй и ощущение, что мы сели в аэропорту, но сели жестковато. Остановились, как мне показалось, быстро.

— Как на всё реагировали пассажиры?

— Пассажиры сидели спокойно — было раннее утро, многие были полусонными, поэтому просто смотрели на меня. Во взглядах читался вопрос: «Что происходит?» Я кивал им, мол, всё хорошо, сейчас вернёмся в аэропорт.

— А вы сами в тот момент что чувствовали?

— Во время посадки паника у меня внутри, конечно, была, но я не подавал вида. Нужно было сохранять хладнокровие, хотя на наших местах маленькие окошки, плохо было видно, что происходит снаружи.

Несмотря на это, весь экипаж действовал чётко по инструкциям, ступора ни у кого не было. Вся техника безопасности ведь отработана до автоматизма, как и должно быть.

Мы проходим обучение, практику, отрабатываем посадки и на сушу, и на воду.

Бортпроводники проходят обучение в том числе и по медицине, ведь ситуации бывают разные — в моей практике были и приступы эпилепсии, и аэрофобия.

— Как развивались события после посадки самолёта?

— Все сидели спокойно на своих местах, была тишина и темнота. Никто не вскакивал и не кричал. Я пошёл узнать, что происходит, потому что связь не работала, вообще ничего не работало. Когда я подошёл к кабине командира, мне и сказали начинать эвакуацию.

Как только мы открыли аварийные выходы и проверили трапы, пассажиры начали спускаться из самолёта на землю.

— Фраза про кукурузу и солнце — ваша импровизация? Почему, на ваш взгляд, она стала такой популярной?

— Когда все пассажиры покинули самолёт, оказалось, что кукуруза в поле вокруг них метра два в высоту. Куда идти — непонятно. Единственный ориентир — это солнце. Я ещё стоял наверху, в дверях самолёта, и мне было видно дорогу, куда уже подъезжали машины экстренных служб. Вот так и родилась эта фраза, чтобы люди могли дойти за помощью.

Мне приятно, что эта фраза тогда немного разрядила обстановку и вызвала у людей улыбку. Мы на тему этой посадки практически не шутим, но меня за тот полёт коллеги иногда в шутку называют початком.

— Как перенесли всё случившееся члены экипажа?

— Конечно, взяли отпуск, чтобы восстановиться и снова начать работать. Ходили к психологу, чтобы абстрагироваться от этой ситуации.

Но после этого рейса мы очень сплотились. Члены экипажа стали почти родными друг другу, большой семьёй. Созваниваемся, у нас есть свой чат, где все рассказывают, как у них дела.

С пассажирами того рейса, кстати, тоже есть чат. Иногда мы в нём общаемся. Помню, что кто-то летел в первый (и, как теперь уверяют нас, в последний) раз, один молодой человек сделал предложение своей девушке, ещё одна пассажирка, беременная, родила ребёнка.

— Как отреагировали на случившееся ваши родные, друзья?

— В первую очередь, когда все пассажиры вышли из самолёта, я сам позвонил маме. Но она не взяла трубку — в Екатеринбурге было ещё шесть утра. Мама обычно, когда смотрит новости и видит что-то про самолёты, сразу звонит мне. И тогда я перезвонил сестре. Сказал, что в новостях будут сообщать про самолёт, не переживай, да, я на этом рейсе, но всё хорошо.

У друзей был, конечно, шок. Посыпались десятки сообщений, вопросы, как всё произошло. Слова благодарности и поддержки, заявления, что это чудо и второй день рождения. Для всех это было большое событие, а для нас — работа.

Источник

«На солнце, вдоль рядов кукурузы». Как пилоты спасли пассажиров самолета A321

Пассажирский самолет «Уральских авиалиний», выполнявший рейс Москва – Симферополь, совершил аварийную посадку на кукурузном поле в подмосковной деревне Рыбаки. На борту самолета находились 226 пассажиров и семь членов экипажа. В результате жесткого приземления все находившиеся на борту люди выжили, пострадали 74 человека. Разбираемся, в чем причины происшествия и как пилотам удалось сохранить жизни людям.

Посадка на брюхо

Москва 24 сняла с коптера севший в поле самолет А321

Airbus A321, принадлежащий авиакомпании «Уральские авиалинии», выполнял рейс Москва – Симферополь. На борту находились 226 пассажиров и семь членов экипажа. Но сразу после взлета в двигатели попала стая чаек, что привело к перебоям в их работе.

Экипаж в лице командира Дамира Юсупова и второго пилота Георгия Мурзина был вынужден совершить аварийную посадку в Раменском районе Московской области на кукурузном поле у деревни Рыбаки между ближним и дальним маяком системы посадки аэродрома. Момент посадки пассажиры снимали на телефоны.

«После взлета попала птица в двигатель, левый двигатель сразу заглох. Потом и во второй двигатель тоже попала, обороты работали нестабильно, тяги не хватало, высота плавно падала. На «ручном» командир взял управление на себя», – рассказал Георгий Мурзин.

«Мы сначала очень резко взлетали, самолет поднимался, потом появился какой-то звук и повторялся через каждые пару секунд. Потом самолет начал потихоньку падать. Первый раз я ударился головой об сидение передо мной. Потом мы стали резко падать. Такое ощущение, что самолет будто прыгал, потом резко затормозил, все кричали», – вспоминает он.

Пилоты посадили А321 на брюхо – шасси при посадке были убраны. Перед приземлением экипаж выключил двигатели. После аварийного приземления эвакуацией пассажиров из салона руководили бортпроводники «Уральских авиалиний»: Дмитрий Ивлицкий, Алия Слякаева, Дмитрий Гончаренко, Надежда Вершинина и Яна Ягодина. Пассажиров рейса вывезли с места приземления на специальных автобусах.

Пассажиры аварийного рейса рассказали о ситуации на борту Airbus А321

В результате жесткой посадки за медпомощью обратились 74 человека, из них 19 детей. Жертв удалось избежать. В основном пассажиры получили средние и легкие травмы конечностей.

Жена командира Airbus A321 Дамира Юсупова Наталья рассказала телеканалу Москва 24, что еще не видела супруга после случившегося. «Он пока ничего не рассказывает, просто позвонил и сказал, что все живы. Я просто рада, что мой муж жив, очень жду его домой, хочу, чтобы он скорее вернулся», – говорит женщина.

Удача или профессионализм?

nBkSUhL2hFIjms62JL6BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=2 FqtnMlyuMVc6IS1hrXpg

Многие эксперты согласны: случившееся – большая редкость и удача, но спасти людей помогла не только она. По мнению председателя комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора Олега Смирнова, пилоты приняли единственно верное решение, которое было возможно в конкретной ситуации.

«Производя снижение, экипаж обнаружил, что единственный работающий двигатель начал тоже отказывать. И, будучи на предпосадочной прямой, командир корабля принял очень правильное профессиональное решение – не ждать, пока откажет еще один двигатель, а потом камнем падать на землю. А посадить самолет перед собой», – говорит эксперт.

Видео: телеграм-канал Mash

Кроме того, эксперты указали на высокое качество самого пилотирования: помимо того, что отказали оба двигателя, Юсупов и Мурзин сажали самолет с полным весом и на ручном управлении – без компьютеров. «Если двигателей нет, то самолет фактически планирует, летчик может максимум только подрулить. И посадить его еще и так, чтобы он не загорелся, не развалился», – пояснил независимый авиационный эксперт, кандидат технических наук Вадим Лукашевич.

Кстати, по мнению Лукашевича, кукурузное поле – достаточно удачная площадка для экстренной посадки: на ней нет оврагов, никаких препятствий. «Сама кукуруза там уже такая высокая, под два метра. Она сыграла, возможно, роль запененной полосы», – добавил специалист.

На месте аварийной посадки Airbus A321 продолжают работать спецслужбы

Эксперты также отмечают, что сажать самолет без шасси, а «на брюхо» – еще одно грамотное решение пилотов. Однако оно было принято вопреки инструкциям: производитель рекомендует обратное. Инструкции выпускать шасси при посадке на сушу есть в чек-листе из презентации Airbus, посвященной действиям пилотов при экстренной посадке на воду и сушу.

Эксперты в летной отрасли заявили РБК, что выпуск шасси становится бессмысленным, если у экипажа нет достаточной высоты или времени на эту процедуру. «Шасси выходят очень медленно. Если самолет летит низко над землей, меньше 300 метров, то одна стойка может выйти, а может – нет. Это может быть еще большей проблемой, чем на голое брюхо садиться: самолет может крутануть во время касания», – поясняют эксперты, отмечая, что руководящие документы позволяют отклониться от любых инструкций, если пилот «действует на основании опыта и знаний и в целях успешного завершения полета».

«Шасси в любом случае бы сломались, и самолет все равно опустился бы на брюхо. Поэтому не было просто никакого смысла их выпускать. Но если бы пилоты пытались посадить самолет с шасси, те могли бы надломиться, выгнуться и пробить крыло или бак», – говорит Лукашевич

В целом, по словам экспертов, попадание птиц в двигатель – ситуация не такая уж и редкая. «Каждый год примерно более тысячи случаев», – пояснил Сытник. Однако не всегда это приводит к отказу двигателей. «В первую очередь, это зависит от размера птицы. Двигатель, например, спокойно «пережевывает» птицу размером с воробья», – отметил Лукашевич.

При этом специалисты единогласно отметили, что конструкция Airbus A321 не является причиной происшествия. По их словам, самолет очень надежный. Дело скорее в том, что лайнер столкнулся не с отдельными птицами, а со стаей.

По словам Сытника, птицы – частые гости аэропортов. «Как правило, недалеко от аэродромов какие-то свалки находятся, отходы туда выбрасываются. Птицы там питаются. Поэтому часто бывают столкновения с ними», – пояснил собеседник Москвы 24. К слову сказать, Минприроды настаивает на проверке свалок в районе аэропорта в Жуковском.

Место аварийной посадки A321 в поле сняли с коптера

Для таких случаев в аэропорту работают системы отпугивания птиц. «Они борются с птицами при помощи звуков, выстрелов, крики подбитой птицы, крики хищных птиц включают. В общем, как могут, так и распугивают», – добавил Сытник. В аэропорту Жуковский во время взлета Airbus A321 комплексная система по отпугиваю птиц была в исправном состоянии и работала.

Установить истинные причины аварии следователям только предстоит. «Скорее всего, это стечение обстоятельств. Но следователи обратят внимание на все факты», – выразил мнение заслуженный военный летчик РФ Владимир Попов. После происшествия уже было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 263 УК РФ («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта»).

Второй день рождения

nBkSUhL2hFIjms62Jr6BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=3Oo60YMw8uzcjvw6ji6 qQ

Фото: скриншот телеканала Москва 24

Чудо в Жуковском – хотя и редкий, но не единственный случай, когда мастерство пилотов и слаженная работа экипажа помогали посадить самолет в экстренной ситуации и сохранить жизни всем находящимся на борту людям. Возможно, второй день рождения праздновали все, кто летел из Таллина в Москву 21 августа 1963 года. Лайнер авиакомпании «Аэрофлот» вылетел из аэропорта Юлемисте в 08:55, и через некоторое время у самолета заклинило стойку шасси (передняя опора застряла в полуубранном положении).

Вернуться в аэропорт вылета не было возможности из-за тумана, поэтому воздушное судно решили посадить на ближайшем аэродроме в Ленинграде. Причем пилотам предстояла посадка «на брюхо». В «Шоссейной» – так тогда назывался Пулково – к приему Ту-124 приготовились все экстренные службы, пожарная техника и машины скорой помощи доставили к грунтовой полосе. Самолет вырабатывал топливо, нарезая круги над городом, и вдруг остановился один из двигателей. Пилоты взяли курс на взлетно-посадочную полосу – второй двигатель тоже отказал. Единственное, что оставалось, сажать самолет на Неву в черте города. Лайнер пролетел над Литейным, Большеохтинским и строящимся мостом Александра Невского – и благополучно сел на воду. Все пассажиры и члены экипажа выжили.

Чудом на Гудзоне окрестили приводнение Airbus А320, летевшего по маршруту Нью-Йорк – Шарлотт – Сиэтл в январе 2009 года. Почти сразу после вылета из аэропорта лайнер столкнулся со стаей птиц, что привело к отказу обоих двигателей. Самолет начал терять высоту. Лайнеру была необходима аварийная посадка, однако шансов долететь до какого бы то ни было аэропорта не было – командир взял курс на реку Гудзон. Невысокая скорость и небольшая высота, на которую успел подняться самолет, помогли предотвратить разрушения фюзеляжа при соприкосновении с водой. Пассажиры выбрались на крылья, откуда их эвакуировали на катерах и речных трамваях. Без пострадавших не обошлось: некоторые пассажиры переохладились, ведь температура воды была в районе +2 градусов. Однако все 150 пассажиров и 5 членов экипажа остались живы.

nBkSUhL2hFIjms62Jb6BrNOp2Z398Jii1ifFh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=OXzChYsvVuTxjQ0G gDjIQ

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

А год спустя пилоты российской авиакомпании «Алроса» посадили полностью обесточенный самолет в тайге. 7 сентября 2010 года Ту-154 выполнял рейс по маршруту Полярный (город Удачный) – Домодедово (Москва). Спустя 3,5 часа полета пропало электропитание, перестала работать навигация, связь, топливные насосы. Пилоты снизили самолет с более чем десяти до трех тысяч метров, чтобы найти площадку для посадки. Они заметили заброшенный аэродром «Ижма», который время от времени использовался как вертолетная площадка.

Начальник взлетно-посадочной полосы Сергей Сотников, несмотря на то, что она была недействующей, поддерживал ее в рабочем состоянии, очищал от кустарников, не давая зарасти. Пилотам удалось приземлиться на скорости выше расчетной, с неработающими закрылками, на полосу, которая была в два раза короче нужной для Ту-154 – все 72 пассажира и 9 членов экипажа остались живы. После капитального ремонта лайнер снова поднялся в небо. 29 сентября 2018 года, за день до окончания сертификата летной годности, воздушное судно приземлилось в новосибирском аэропорту Толмачево и отправилось на заслуженный отдых в музей авиации.

Источник

«Чудо в кукурузном поле»: как пилоты A321 совершили почти невозможное, действуя не по инструкции

Авиалайнер А321 компании «Уральские авиалинии» выполнял рейс Москва — Симферополь, имея на борту 233 человек (226 пассажиров и 7 членов экипажа). В течение первой минуты после взлета в его двигатели попали птицы, и ровный шум моторов сменился работой с перебоями. Полностью заправленный А321 нес многие тонны топлива в баках, и посадка в таком виде всегда грозит большой опасностью. Самолет тяжелый — значит, его посадочная скорость выше, а с ней растет и шанс на аварию. 5 мая 2019 года авиалайнер SSJ-100 с избытком топлива (тоже почти сразу после взлета) при попытке аварийно сесть в Шереметьево проломил ударом шасси о полосу крыльевые баки, отчего начался пожар, унесший жизни 41 из 78 человек, находившихся на борту.

Не Гудзон: почему посадка на воду проще посадки на кукурузное поле

Десять лет назад, 15 января 2009 года, на воды Гудзона сел самолет А320 (близкий, хотя и далеко не идентичный авиалайнер). Как и российский собрат, сразу после взлета — что вообще случается близ мест, где водятся птицы, любящие воду, — он столкнулся со стаей пернатых, отчего отказали сразу оба мотора. Как и с самолетом «Уральских авиалиний», случившееся было сразу (хоть и не без последующего судебного разбирательства) оценено как чудо: далеко не всегда «безмоторная» посадка на совершенно не подготовленную поверхность заканчивается вообще без жертв.

Но есть в этих происшествиях и два серьезнейших отличия. Первое: капитан американского судна Чесли Салленбергер был архиопытным (к тому моменту он летал почти 36 лет с общим налетом 19 663 часа, четверть из которых — на А320). Почти семикратная разница в налете и многократная в общей длительности летной карьеры явно отличают его от Дамира Юсупова.

Но есть и третье, не менее серьезное отличие. «Чудо на Гудзоне», по которому в 2016 году вышел одноименный фильм, было очень сложной посадкой, потому что это была посадка на воду. При приводнении есть риск утопить самолет, но есть и большой плюс: спокойная вода даже при посадке на скорости 300 километров в час дает меньше трения о брюхо самолета, чем грунт. Если самолет будет садиться на твердую поверхность, а не на водную гладь хотя бы чуть-чуть не выровненным, трение о его выступающую нижнюю часть приведет к пожару. На самолете с полными баками пожар действительно опасен.

Чтобы понять, насколько тщательной и аккуратной должна быть посадка на твердую поверхность — иначе не избежать гибели людей, — достаточно взглянуть на видео посадки Boeing 767 в аэропорту Варшавы в 2011 году. По нему понятно, что выравнивание машины должно быть намного аккуратнее, чем при многих посадках на шасси. Именно благодаря этому посадка на брюхо завершилась тогда лишь малым пожаром.

Почему Юсупов принял решение садиться в поле, да еще и с убранным шасси?

Как мы только что отметили, садиться на засаженное высокими растениями поле — весьма рискованный выбор, который делают нечасто. Что подтолкнуло к нему командира уральского А321? Действительно ли нужно было так рисковать?

На деле никакого выбора у командира воздушного судна просто не было. В 6 часов 10 минут 15 августа самолет взлетел, почти сразу в его левый двигатель попала минимум одна птица, после чего он заглох. Тогда экипаж обратился к диспетчеру аэропорта с просьбой о возврате для посадки. Но этот план остался лишь планом, потому что почти сразу еще одна птица попала и во второй, правый двигатель, отчего тот потерял две трети тяги. На трети тяги одного двигателя из двух разворачиваться и совершать посадку не было никакой возможности.

Другой важный вопрос: почему экипаж принял решение не выпускать шасси? Действительно, корректная посадка на шасси менее пожароопасна, чем на брюхо. Шасси дает меньшее трение, низ фюзеляжа не касается земли, меньше вероятность получить искры при касании поверхности. Это лишь часть причин, по которым официальная рекомендация Airbus, производителя самолета А321, указывает: посадка на суше должна выполняться на шасси, без него допустимы только приводнения самолета, где шасси очевидно не удержит его на поверхности.

Дамир Юсупов явно нарушил эти рекомендации, содержащиеся в так называемом чек-листе — списке обязательных к выполнению действий при отказе двигателей на высоте.

646b1be22a7a1576be2e57cd2b086b80

Опять-таки тогда от удара самолет может получить пробитие баков или крен и касания земли тем же крылом с баками внутри. Все это — очень плохие варианты. На фото с места аварии хорошо видно: растительность у самого самолета довольно высока и понять, до какой именно степени поле было ровным, пилоты не могли, что должно было добавить им неизвестных переменных в уравнение, которое они должны были решить в уме, причем очень быстро, за минуту-другую.

Как отмечают пилоты авиалайнеров, «в руководящих документах есть пункт о том, что капитан или пилот, управляющий самолетом, имеет право отклониться от любых инструкций, если он действует на основании опыта и знаний и в целях успешного завершения полета». Именно по этому пункту и действовал Дамир Юсупов.

И это большая смелость с его стороны, потому что пункт этот работает по принципу «победителей не судят». Если все прошло хорошо, никто не спросит с него за нарушение чек-листа. Если при жесткой посадке на брюхо была бы хоть одна человеческая жертва — с него начали бы спрашивать по всей строгости, ведь формально он нарушил требования производителя самолета.

Кадры решают все: как человеческий фактор привел к успешной посадке A321

Емко прокомментировал действия Юсупова и его экипажа Юрий Сытник, член комиссии при президенте по вопросам развития авиации, заслуженный летчик России: «Так как он не выпустил шасси, нечему было втыкаться в крылья, и топливо осталось в баках-кессонах. А топлива было прилично: ему нужно было лететь два с половиной часа до Симферополя… Где-то, наверное, 15−16 тонн топлива… Есть в России, оказывается, еще и школы подготовки летного состава, и есть летчики грамотные».

Здесь и пролегает разделительная черта между случаем с «Суперджетом» и «чудом на кукурузном поле» у Жуковского. 5 мая 2019 года большинство людей на борту SSJ-100 погибли потому, что пилоты посадили их при работающих двигателях с избытком вертикальной скорости (скорость снижения). 15 августа 2019 года никто не погиб потому, что пилоты посадили самолет с минимумом вертикальной скорости при неработающих двигателях.

По всей видимости, количество часов налета не всегда определяет, кто может справиться с критической ситуацией лучше: тот, у кого их 3000, как у Дамира Юсупова, или тот, у кого их 6800, как у командира «Суперджета».

Причина катастрофы: вероятность столкновений с птицами будет только расти?

Как это часто бывает, любое громкое событие мгновенно порождает немало спекуляций на тему того, что на самом деле виноваты действия или бездействие властей. Не стало исключением и «чудо на кукурузном поле». Издание Baza оперативно выдвинуло версию, что причина столкновения с чайками — наличие рядом несанкционированной свалки. Чайки действительно любят свалки, но в этом конкретном случае понять, в свалке ли дело, сложно: всего в 150 метрах от окраины аэропорта течет Москва-река, а чайки любят и водную гладь.

Более того, сама идея того, что чайки любят только свалки, не вполне корректна. В наше время множество населенных пунктов у воды наблюдает чаек, даже если поблизости вообще нет свалок. Эти птицы — настоящие оппортунисты, которые поедают все съедобное, что выбрасывают люди. А те с каждым годом выбрасывают все больше, давая чайкам все больше пищи для размышлений на тему урбанизации. За последние полвека самые распространенные виды чаек стали привычными далеко от морских и озерных берегов, к которым их считали привязанными когда-то.

Еще одна проблема, подстегивающая размножение почти всех видов чаек, — глобальное потепление. В обычных условиях они размножаются раз в год, но по мере удлинения теплого времени года и повышения обилия пищи могут делать это и два раза в год ( некоторые страны уже столкнулись с этим ) — с соответствующим ростом численности.

Сходная ситуация в умеренном климате не только у чаек. Другие, например утки и дикие голуби, благодаря глобальному потеплению также расширяют свой ареал в последние годы, появляются там, где их никогда не видели раньше. И утки, и другие виды птиц, склонные летать стаями, могут быть опасны для самолетов. К сожалению, с этим не всегда можно что-то сделать: существующие аэропорты трудно перенести в другое место и нет никакой гарантии, что распространение ареалов птиц на севере с потеплением не сделает «птиценаселенными» и окрестности новых аэропортов.

Именно поэтому изучение опыта посадок вроде той, что совершил Дамир Юсупов, — предельно оправданное занятие, способное не раз помочь гражданской авиации в будущем.

Источник

Adblock
detector