где находится стена виктора цоя

Стена памяти Виктора Цоя: народный памятник кумиру

stena tsoya 1

Стоимость: бесплатный доступ р. (возможность льгот можно уточнить при покупке).

Есть место в Москве, которое является святыней для миллионов любителей русского рока и конкретно поклонников группы «Кино». Это стена Цоя на старом Арбате. Она уникальна хотя бы тем, что появилась спонтанно, не представляет собой какую-то архитектурную ценность, но при этом указана в большинстве туристических справочниках.

Стена Цоя – это часть здания, которая исписана сотней различных фраз, рисунков и символов. И подавляющее большинство из них посвящены солисту группу «Кино», погибшему в 1990 году. Многие надписи уже нечитаемы – сказывается влияние погоды. Какие-то трудно разобрать, так как поверх них нанесено что-то новое. Тем не менее, такое хаотическое искусство выглядит очень сильно и привлекательно, поэтому почти любой, проходящий мимо, считает своим долгом сфотографироваться на фоне стены.

Когда-то у стены Цоя собирались «армии» фанатов: приносили цветы, пели песни под гитару и просто общались. Сейчас, конечно, былая популярность понемногу сходит на нет, все-таки с момента смерти рок-кумира миновало уже четверть века. Но сама стена стоит, даже несмотря на неоднократные предложения властей очистить ее от многочисленных надписей и даже сноса.

История возникновения

Первая надпись на стене появилась на следующий день после гибели Виктора Цоя – 15 августа 1990 года. Если кто не знает, музыкант разбился в автокатастрофе недалеко от Риги. По официальной версии он просто заснул за рулем, выскочил на встречную полосу и врезался в автобус.

stena tsoya 2

Далее было самое интересное. К этой стене потянулись все фанаты Виктора Цоя, чтобы почтить память своего кумира. Некоторые просто приносили цветы, зажигали свечи и уходили, другие помимо этого оставляли свои «автографы» на здании. Но были и те, которые продежурили на Арбате с середины августа до самых заморозков, пока не исполнилось 40 дней с момента гибели музыканта.

Традиции

Во времена, когда не было мобильных телефонов, стена Цоя служила определенной меткой. Рядом с ней назначали встречи и даже свидания. На ней же писали соответствующие надписи, если кто-то кого-то не дождался.

А бордюр в самом низу стены до сих пор служит своеобразной пепельницей. Причем не в привычном смысле этого слова. В память о Викторе Цое поклонники придумали оставлять у стены надломленную сигарету.

А еще была идея поставить рядом со стеной настоящий памятник Виктору Цою. Даже придумали эскиз, который одобрили большинство фанатов. Предполагалось, что музыкант будет сидеть на мотоцикле. Но после протестов жителей соседних домов, решено было отказаться от идеи монумента.

Споры

В 2006 году стена Цоя пережила акт вандализма. Неизвестные под покровом ночи полностью закрасили все надписи. Пришлось поклонникам группы «Кино» восстанавливать все по крупицам, благо помогли многочисленные фотографии. В результате культовое место приобрело ровно тот же внешний вид, какой был и до надругательства.

stena tsoya 3

Кстати, московские власти регулярно выступают с идеей очистить стену от граффити. По их мнению, она портит внешний вид города. К тому же, последнее время на ней стали появляться надписи, не имеющие к творчеству Виктор Цоя никакого отношения. Например, можно найти такие послания: «С праздником!», «Привет из Мордовии», «Лена, я тебя люблю». Чиновники не раз выступали и с идеей вообще демонтировать здание на Арбате. Предлагалось даже аккуратно срезать стену и передать ее на хранение в Санкт-Петербург, откуда и был родом солист группы «Кино».

Но пока все эти попытки остаются только на словах. До реальных действий еще ни разу не дошло. Да и поклонников творчества Виктора Цоя по-прежнему много в нашей стране, а они точно не допустят ликвидации этого памятника своему кумиру.

Источник

Стена Виктора Цоя на Арбате в Москве

Чем старше становится Стена Виктора Цоя на Арбате в Москве, тем более двойственное впечатление она производит. Родившись как народный мемориал, ценный искренностью чувств, которые поклонники погибшего певца выражали посредством надписей, оставленных цветов и сломанных сигарет, сегодня эта достопримечательность даже не всегда вызывает желание сделать фото возле нее. Пьяные компании, попрошайки и бессмысленные строчки как соревнование в безвкусице — то, с чем может столкнуться туристическая группа, заглянувшая в Кривоарбатский переулок в настоящее время. Но Стена продолжает жить, на ней появляются новые признания, портреты музыканта, его стихи, так что пока она сохраняет свой статус достопримечательности.

Где находится стена Цоя в Москве

Точный адрес стены Цоя на в Москве — Арбат, дом 37/2, строение 5. Это маленькое подсобное здание Московского окружного военного суда длиной около 30 метров и шириной 7 метров, которое стоит на углу Арбата и Кривоарбатского переулка. В торце, выходящем на Арбат, находится платный общественный туалет.

При прогулке в поисках Стены Цоя лучше ориентироваться на здание, стоящее по адресу Кривоарбатский переулок, 1. Это высокий жилой дом в 6 этажей со стенами кофейно-серого цвета. Его можно увидеть издалека, так как здание суда перед ним состоит всего из 2 этажей.

Панорама Стены Цоя на Арбате в Москве:

История

Версий возникновения народного памятника Цою существует две. Каноническая, который придерживается и «Википедия» гласит, что в 1990 году в день, когда стало известно о гибели музыканта в автокатастрофе под Тукумсом, вдоль верхнего края стены кто-то написал черной краской «Сегодня погиб Виктор Цой». А вскоре появился «ответ» в виде реплики, ставшей крылатой: «Цой жив».

С трагического августовского дня и до конца сентября возле Стены всегда можно было застать поклонников артиста. Оставляли портреты кумира, писали признания, говорили об утрате. Тогда же появилась традиция оставлять прикуренную, сломанную пополам сигарету в знак трагически оборвавшейся жизни Цоя.

Вторую версию формирования статуса Стены как народного памятника приводит журналист Алексей Байков. Он указывает, что еще за 3 года до смерти Виктора Цоя «устье» Кривоарбатского переулка было одним из любимых мест для тусовок неформалов. Стена выступала в качестве средства связи — фломастером писали о себе прибывшие автостопом из других частей страны, анонсировали предстоящие концерты и квартирники, указывали адреса для вписок. Все, что появилось после исторической фразы «Цой жив», Байков называет «одной гигантской «веткой комментариев» к этой реплике.

60 37 blur

С этой точки зрения Стена превращается в памятник не столько отдельному человеку, сколько целому поколению с его культурой, оппозиционной официальной. Поэтому становятся понятны выступления против установки в этом месте скульптуры Виктора Цоя, попытки которой предпринимались в начале «нулевых».

Когда стена Цоя была закрашена

В 2006 году Стена оказалась закрашена, но ни официальные власти, ни кто-либо из арт-групп не взял на себя ответственность за это. Объект восстановили, но попытки ликвидировать достопримечательность продолжились. В частности, в 2016 году некто нанес огромную надпись через всю стену «Цой мертв». Впоследствии ее стерли. В том же году инициативу по закрашиванию Стены выдвинул собственник здания — Московский окружной военный суд. Народный мемориал смущал служителей закона тем, что привлекал публику, устраивающую «непотребства» и «справляющую нужду» возле их здания.

Наконец, в апреле 2019 года в нижней части стены по всей ее ширине появилась надпись «Перемен требуют наши сердца», оставленная болельщиками клуба «Динамо». На авторство указывал и способ написания буквы «Д» в слове «сердца» — ее выполнили в стилистике клуба. Таким образом фанаты выразили несогласие с политикой руководства «Динамо». Поступок недовольных поклонников «бело-голубых» вызвал негативную реакцию у общественности. Отрицательно произошедшее прокомментировали не только фанаты Цоя, но и остальные. В частности, спортивный журналист Дмитрий Губерниев выложил снимок Стены с надписью, сопроводив его вопросом к авторам «Вы думаете, это нормально?».

Отзывы

Мнения туристов о Стене Цоя расходятся. Авторы, например, пишут, что эта достопримечательность — одна из немногих оставшихся деталей, напоминающих об уютном месте в Москве 90-х годов. К тому же надписи на ней продолжают жить своей жизнью. Новые строки и фрагменты более ранних фраз, выглядывающие из-под них, заставляют остановиться, вчитаться, представить себе тех, кто оставил эти слова, вообразить события, которые когда-либо происходили у Стены.

Для многих это отличное место для ностальгии и действительно повод вспомнить музыканта и его творчество. Несколько минут воспоминаний вырывают из туристической суеты, тем более что находится Стена не на самом Арбате, а в примыкающем к нему переулке. Если повезет, можно оказаться у Стены в одиночестве и тишине.

В то же время многие пишут о двойственном ощущении, связанном с современным антуражем. Связано это не только с нетрезвыми компаниями и неуместными надписями, но и с тем, что это место становится все более популярным как туристический объект. На его фоне фотографируются и те, кто приходит сюда не в память об ушедшем авторе, а из-за популярности Стены. Так что на фоне вечных строк Цоя нередко можно увидеть поклонников селфи, принимающих вычурные позы ради снимка для «Инстаграма». Все это создает диссонанс.

60 56 blur

Как добраться до стены Цоя в Москве

Достопримечательность находится в центре российской столицы. Добираться до нее удобнее всего на метро. Выйти можно как на станции «Смоленская», так и на станции «Арбатская», поскольку они расположены у южного и, соответственно, у северного конца Арбата, а Стена Цоя находится примерно посередине пешеходной улицы. Даже неспешным шагом до нее модно дойти за 7–10 минут.

Для поездки можно использовать и автобусы. Подходящих остановок две. Во-первых, это «Смоленская площадь», расположенная с южной стороны Арбата. До нее идут автобусы № 64, Б, С12, т10, т39, т79. Во-вторых, это остановка «Арбатские ворота» у северного выхода с Арбата. Сюда следуют автобусы № 15, А, 39, м2, м27, н2.

Если вы отправляетесь на своем автомобиле, помните, что парковка в центре Москвы платная. Также можно приехать на такси. В российской столице действуют все крупные перевозчики: Gett, Uber, «Максим», «Яндекс. Такси» и другие. Заказывайте машину с помощью мобильного приложения.

Видео о Стене Цоя на Арбате в Москве:

Источник

Стена Цоя: история арбатского мемориала и его зарубежных аналогов

nBkSUhL2g1Qnmsy3PqzJrMCqzJ3w pui1inGh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=NUatkCNqHrhkUYWVh7a0eg

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

Дом № 37 по улице Арбат прославился в 1990 году, когда на одной из его стен появилась надпись о гибели Виктора Цоя. С тех пор здесь постоянно собираются не только поклонники группы «Кино», но фотографируются туристы. Недавно стену Цоя предложили сделать памятником культуры. Придать ей такой статус предложили в Мосгордуме. Также предлагалось перенести ее в другое место или закрасить граффити с портретом музыканта. Колумнист m24.ru Алексей Байков рассказывает о появлении этого народного мемориала и его побратимах в других странах.

В последний раз ликвидировать стену пытались еще в 2009 году, но тогда на ее защиту встали не только завсегдатаи Арбата, но и активисты молодежных движений. До этого была еще попытка уничтожить мемориал: в 2006 году группа Art Destroy Project закрасила большую часть стены черной краской. «Арбатские» вскоре покрыли стену новыми граффити, правда менее красивыми, чем те, что были раньше, на том все и успокоилось.

Было бы конечно соблазнительно нарисовать стандартную схему «косные городские чиновники хотят уничтожить символ нескольких поколений неформалов», но дело в том, она будет крайне далека от истины. Вплоть до недавнего времени «Стена Цоя» пользовалась условным «охранным» статусом. В 2013 году, когда Мосгордума принимала постановление об ужесточении наказаний за самовольное нанесение надписей и расклейку объявлений, именно для нее было сделано чуть ли не единственное на весь город исключение. В настоящее время рассматриваются различные варианты придания стене статуса «памятника» или «объекта культурного наследия». Такая бумажка с одной стороны защитит «Стену Цоя» раз и навсегда, а с другой – уничтожит ее как артефакт субкультуры. Ведь на «памятнике» или «объекте» уже нельзя будет просто так написать баллончиком «Цой жив!», и уж тем более рядом с ним нельзя будет орать под гитару вечную как этот мир «Восьмиклассницу».

Но помимо неформалов и чиновников существует еще и третья сторона конфликта, о которой часто забывают – жители Арбата. То есть те, кому по праву рождения или по причине внезапно свалившегося на голову богатства «повезло» с квартирой на бывшей главной тусовочной улице Москвы. А еще они же, согласно Конституции, наделены правом избирать депутатов муниципальных собраний и Мосгордумы. А депутаты, уже в силу своего статуса, обязаны хотя бы попытаться угодить и «нашим» и «вашим». Так замыкается круг.

nBkSUhL2g1QnmsyzPqzJrMCqzJ3w pui1inGh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=E ZicAkaASue7dUl72Sqcg

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

Портрет среднестатистического социально активного избирателя на этом фоне вырисовывается достаточно хорошо. Ему от 40 до 70 лет, на Арбате он просто живет – то есть каждый день ходит по этой улице на работу и с работы, выгуливает там детей и покупает хлеб, а еще он хочет чтобы «было тихо». Городское пространство в его понимании должно состоять из череды ухоженных клумб, магазинов и детских площадок, а молодежь со своими гитарами должна собираться где-то в другом месте, но не у него под окнами. При этом ему нравится жить именно на Арбате, и он не собирается никуда переезжать – ведь это же «такая историческая улица». На то что пресловутый «арбатский колорит» был создан в том числе мешающими ему жить художниками, уличными музыкантами и неформалами, ему глубоко наплевать.

С такими же проблемами, кстати, в свое время приходилось сталкиваться жителям улицы Хэйт-Эшбери в Сан-Франциско (место где «зародилось» движение хиппи), копенгагенской Христиании, и берлинского тусовочного квартала Фридрихсхайн. Просто у нас механизмы согласования интересов на уровне горизонтальных связей отсутствуют, и все конфликты принято решать через органы власти.

«Народный мемориал» – памятник самим себе

Реальная история «Стены Цоя» несколько отличается от общепринятой канонической. Согласно последней, в день смерти лидера «Кино» чья-то анонимная рука написала на стене дома №37 «Сегодня трагически погиб Виктор Цой», ей ответили: «Цой жив!», после сороковин кто-то принес портрет, сигареты и цветы, так все и началось. Правда, уцелевшие с тех времен «арбатские» рассказывают ее совсем по-другому: «устье» Кривоколенного переулка неформалы облюбовали для своих сборищ еще за несколько лет до гибели лидера «Кино», примерно с 1987 года. Стену в те времена использовали в качестве своеобразного тусовочного телеграфа – на ней фломастерами отмечались приехавшие автостопом из других городов, оставляли объявления о будущих «сейшенах» (концертах) и «вписках» для своих. В день смерти Цоя появилась та самая надпись, а все написанное и нарисованное на ней с тех пор – это одна гигантская «ветка комментариев» к этой исторической фразе.

Так что «Стена Цоя» – это памятник не только ему, но и нескольким поколениям приходивших на Арбат неформалов. Любили они при этом «Кино», «Алису» или вообще Einstürzende Neubauten – не суть важно. Под кирпичами этой стены, под слоями краски спрятана частичка истории каждого из них.

Именно поэтому сама идея подобных «народных мемориалов» во всех своих смыслах вступает в противоречие с традиционными официальными памятниками. Большая часть монументов и монументальных строений на улицах Москвы и других мировых столиц призваны напоминать нам о великих правителях и полководцах. За ними, как правило, следуют ученые и получившие официальное признание деятели искусств. Именно такой и должен видеть историю обычный горожанин – как цепь великих свершений, а не как непрерывность поколений обычных людей.

nBkSUhL2g1Qnmsy0PqzJrMCqzJ3w pui1inGh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho=L775mDzOFpVnoLnhqes8 A

Фото: ТАСС/Максим Шеметов

Любой «народный мемориал» самим фактом своего существования противостоит этой навязанной сверху перспективе. Он напоминает о людях или событиях, не существующих в официальной версии истории, но оставшихся в живой человеческой памяти. Он не ломает городское пространство собой, а дополняет его. Он не символизирует вечное и неизменное, а наоборот меняется вместе с жителями города. Он не подавляет собой, а находится как бы на одном уровне со зрителем, иногда даже практически не выделяясь на фоне окружающей местности.

Так, например, власти Абердина, штат Вашингтон, как и местный синклит «отцов города», долгое время сопротивлялись любым попыткам увековечивания памяти родившегося там Курта Кобейна – уж очень непростыми были отношения у него отношения со своей «малой родиной». Но чья-то рука вырезала на скамейке в местном парке надпись «Curt’s Park», и видимо она же расписала граффити пролет и опоры того самого моста, о котором была написана песня Under the Bridge. Спустя 20 лет городские власти, наконец, сдались и позволили установить бетонную гитару на постаменте – оказалось, что без Курта Абердин никому в Америке попросту неинтересен.

Другой пример, теперь уже из недавней московской истории. Когда в 90-х годах автомобильный трафик вырос в несколько раз, на переходе через Большую Пироговскую рядом с Абрикосовским переулком стали регулярно сбивать пешеходов. В конце концов, видимо после очередного такого умертвия, кто-то повесил на фонарном столбе напротив маленький кладбищенский венок. Застывшие в ожидании «своего» светофора люди, как правило, со скуки озирались по сторонам. И тогда их взгляды неизбежно цеплялись за необычный столб, а венок на нем своим видом вызывал уже вполне определенные ассоциации. Увидевшие его, вели себя на этом переходе куда осторожнее и старались смотреть по сторонам. Такую же роль в те времена играли и возведенные «самостроем» мемориалы погибшим на федеральных трассах.

«Стены-побратимы»

nBkSUhL2g1Qnmse1PqzJrMCqzJ3w pui1inGh fH nKUPXuaDyXTjHou4MVO6BCVoZKf9GqVe5Q CPawk214LyWK9G1N5ho= 90CK3JlG4cQkrkySmstDA

Фото: ТАСС/Вадим Жернов

В Санкт-Петербурге поклонники Цоя и «Кино» по традиции оставляют свои граффити на стене бывшей котельной «Камчатка», где музыкант спасался от закона о тунеядстве и вкалывал на хлеб насущный вместе с Задерием, Башлачевым, Машниным и прочими живыми и уже покойными легендами русского рока.

В Нижнем Новгороде тоже имеется, правда не стена, а Арка Цоя. Рядом местный художник Александр Лавров создал еще и «Поп-алтарь» с портретами 11 звезд российской и советской эстрады, от Вертинского до Земфиры.

В Киеве своя Стена Цоя появилась относительно недавно благодаря усилиям художницы Даши Суворовой. В скором времени в городе также появится тематический парк имени Виктора Цоя в массиве Березняки – на том самом месте, где снимался эпизод из фильма «Конец каникул», в котором лидер «Кино» впервые дебютировал в качестве киноактера.

В Праге находится знаменитая на всю Европу «Стена Леннона». История этого куска ограды Мальтийского сада в районе Мала Страна точно так же, как и на Арбате, началась за несколько лет до трагической гибели музыканта – еще в 70-х там оставляли свои граффити поклонники The Beatles и Джона. А в ноябре 1980 года, когда сообщения об убийстве у арки «Дакота-билдинг» появились во всех чешских газетах, кто-то написал на ней «Za Johna Lennona» и пририсовал крест. После первой попытки властей закрасить граффити, на стене стали появляться уже политические лозунги, а в дальнейшем она стала одним из символов борьбы молодежи против идеологического диктата чехословацкой компартии. В скором времени не стало ни той партии, ни самого государства Чехословакия, а новые надписи на стене продолжали появляться, несмотря на вялые попытки пражской мэрии прекратить «вандализм».

nBkSUhL2g1Qnmsi1PqzJrMCqzJ3w

Фото: Zuma/ТАСС/Aziz Karimov

В ноябре 2014 года арт-группа Pražská služba полностью закрасила старые граффити белой краской, написав поверх «Wall is over» (Стена окончена). Тем самым участники группы напомнили об акции сопровождавшей серию концертов Джона и Йоко «Live Peace» 71 года, в ходе которой в Торонто и Лондоне вывешивались огромные белые билборды с надписью «War is over! If you want it» (Война окончена, если ты этого хочешь). Впрочем, сами они заявили, что закрасили стену лишь для того, чтобы новые поколения смогли выразить себя и оставить свои надписи. Пражские битломаны не замедлили воспользоваться их предложением, так что теперь белая краска на «Стене Леннона» лишь изредка выглядывает из под напластований свежих граффити.

Посреди бизнес-квартала Токио прямо в кирпичной облицовке балюстрады роскошного бизнес-центра фанаты создали «Стену Ютако Озаки» – рок-барда, умершего в 1992 году от последствий употребления наркотиков. Поскольку малевать граффити во всю ширь в этих местах явно не принято, все сделано по-японски скромно: большинство надписей оставлены либо канцелярской замазкой либо маркером и почти все умещаются на одном-единственном кирпиче. Городские власти «Стену Озаки» не трогают – в Японии вообще принято уважать любую память об умерших.

В Воронеже ограда местного Левобережного кладбища была превращена поклонниками группы «Сектор Газа» в «Стену Юры Хоя» – в основном в знак протеста против того, что власти до сих пор не разрешают установить ему памятник в родном городе.

nBkSUhL2g1Qnmsi PqzJrMCqzJ3w

И наконец в сентябре 2015 года в Одессе была торжественно открыта стена памяти погибшего в автокатастрофе лидера группы «Скрябин» Андрея Кузьменко. Хоть она и создавалась не как «народный мемориал», а как арт-объект, но работали над ней не профессиональные художники а поклонники певца Владимир Миронов и Олег Доронин. Возможно, в скором времени там появятся и обычные «непричесанные» граффити от фанатов, а пока неизвестные вандалы уже успели изуродовать памятник, облив портрет Скрябина зеленой краской.

Источник

Где находится стена виктора цоя

Стена на улице Арбат в Москве стала неофициальным мемориалом Цоя практически сразу после его гибели. Артем Колганов рассказывает, как за 30 лет изменилась — вместе с остальным городом — стена Цоя на Арбате

74e3439fb5bdbca2efa64b9a9474812b

Стена памяти Виктора Цоя на Арбате в Москве, 1993 год. Фото: Борис Приходько/РИА «Новости»

Когда появилась стена Цоя, неизвестно. Популярная легенда гласит, что в день смерти музыканта на стене появилась соответствующая надпись, в ответ на которую кто-то приписал «Цой жив» большими черными буквами. Есть и менее известная, но более правдивая история: стена еще с середины 1980-х была местом встречи неформалов, которые с помощью надписей делились информацией о квартирниках и концертах. Но, несмотря на излишний романтический флер, надпись «Цой жив» не просто лежит в основании легенды о стене, но и служит метафорой всего ее существования.

dab9d06598b0f5fa3234b66ea835499a

Стена в 1990 году. Фото: Андрей Соловьев/ТАСС

Арбат тридцатилетней давности выбивался из московского ландшафта: первая пешеходная улица Москвы в конце 1980-х стала напоминать непрерывный фестиваль. Центральное расположение притягивало уличных художников и музыкантов — надписи на стене стали для них редкой возможностью обозначить свое присутствие в городе. Такого разнообразного контингента, как на Арбате, в городе было невозможно встретить. Стена органично дополнила причудливый арбатский пейзаж. Впервые в советской неформальной истории представители субкультур организовали собственное пространство в центральном районе и перестали использовать город как укрытие.

8176535245aa06f99153fab7381cc13a

Смерть Цоя изменила предназначение места: из пространства всеобщей коммуникации арбатская стена превратилась в точку коллективной памяти. Стена стала более закрытой — после гибели музыканта в августе 1990 года фанаты почти полгода охраняли ее от вмешательства властей. Функция места при этом не изменилась: оно осталось точкой встречи неформалов. Однако теперь стена так или иначе связывалась с воспоминаниями о Цое.

Парадоксально, но стена никогда не была связана с музыкантом географически: Цой не жил на Арбате, не выступал там и даже не упоминал его в интервью. После смерти музыканта стена превратилась в пристанище для поклонников, которые не могли посетить связанные с ним места — например, Богословское кладбище в Ленинграде. Многочисленным фанатам было важно сохранить не только стену, но и ее атмосферу: с августа 1990-го они на протяжении полугода круглосуточно охраняли место от посягательств властей. Видимая доступность места сменилась приватным выражением памяти.

На протяжении 1990-х годов стена оставалась своеобразным закрытым объектом. Однако меняющаяся политическая ситуация влияла и на восприятие городского пространства. Границы между официальным и неформальным постепенно стирались. Стена начала притягивать не только фанатов Виктора Цоя, но и туристов или случайных прохожих. Первым она компенсировала нехватку пространства для общения, вторым — недостаток оригинальных монументов. Из локального места силы стена превратилась в центральную достопримечательность.

15aa4957f242583bb413319d1c76c7d2

Август 1990 года. Фото: Юрий Абрамочкин/РИА «Новости»

Возросшая популярность стены спровоцировала раскол в отношении к ней. Горожане заговорили о месте как о памятнике, дальнейшая судьба которого — в руках не поклонников Цоя, но самих москвичей. Городские власти тогда не проявляли резкого интереса к стене, поэтому вид места начали определять активисты. В 2006 году группа Art Destroy замазала стену черной краской. Как показывает название группы, они протестовали не против Цоя, но против художественной ценности мемориала. Акция стала первой проверкой на прочность для стены (ее еще с начала 2000-х перестали охранять фанаты), и она с ней справилась: через несколько дней поверх черной краски появились новые надписи в память о Цое.

Попытка московских властей избавиться от стены окончательно закрепила за ней статус народного мемориала. Проект реконструкции 2009 года, который предполагал частичное уничтожение стены, горожане встретили крайне негативно: их возмутил не только факт изменений, но и риторика чиновников: власти назвали стену «пристанищем городских маргиналов». После нескольких протестов в поддержку места от реконструкции отказались.

В последнее десятилетие стена пережила еще несколько громких акций: это и надпись «Цой мертв» в 2016 году, и граффити динамовских фанатов «Перемен требуют наши сердца», и неоднократное перекрашивание стены коммунальными службами. Неизменным осталось социальное восприятие места: для москвичей она стала постоянно изменяющимся памятником, внешний вид которого куда менее важен, чем его предназначение. История стены Цоя не имеет точной даты начала, но у нее не будет и точной даты конца — коллективная память может существовать вечно.

Источник

Adblock
detector