этгар керет внезапно в дверь стучат

Этгар Керет: Золотая рыбка

У Йонатана возникла блестящая идея документального проекта. Он будет стучать людям в дверь, он один, без съемочной группы, с маленькой камерой в руках, и спрашивать: «Если бы вы нашли говорящую золотую рыбку и она пообещала вам три желания, что бы вы загадали?» Люди будут отвечать, а он смонтирует небольшие отрывки из самых интересных ответов.

Перед каждым ответом покажет, как человек неподвижно стоит у дверей своего дома, и на этом фрейме пойдут титры с именем человека, семейным положением, месячным доходом — может, даже с названием партии, за которую он голосовал на выборах.

А в совокупности с желаниями все это обернется социальным проектом о разрыве между нашими

мечтами и реальным состоянием нашего общества. Это была гениальная и дешевая идея. Для нее ничего не было нужно, только Йонатан и его камера. И Йонатан был уверен, что после начала съемок и монтажа он легко сможет продать проект Восьмому каналу или «Йес Доку». Если не фильм, то видеоколонку: один выпуск — один человек и его желания. Если немного повезет, он, может быть, даже сумеет заинтересовать какой-нибудь банк или сотовую компанию и тогда упакует это все как спонсорский проект. Что-нибудь в стиле «Разные мечты, разные желания — один банк. Банк бла-бла-бла — банк, мечтающий вместе с тобой» или «Банк, исполняющий желания». Что-то такое.

Йонатан решил, что приступит к работе безо всякой подготовки. Просто пойдет и начнет стучать людям в двери. В первом районе, где он проводил съемки, большинство тех, кто согласился с ним сотрудничать, просили относительно предсказуемых вещей: здоровья, любви, новую квартиру, но бывали и трогательные моменты. Была бесплодная женщина, попросившая ребенка, был выживший в Холокосте старик с номером на руке, попросивший, чтобы все оставшиеся в живых нацисты заплатили за свои преступления, был старый гей, попросивший стать женщиной. И все это в одном только районе в сердце Тель-Авива. Поди узнай, что люди попросят в городах развития, в поселениях Иудеи и Самарии, в деревнях на границе с Газой, в арабских поселках, в центрах абсорбции. Йонатан понимал, насколько важно, чтобы в таком проекте засветились и безработные, и религиозные, и арабы с эфиопами. Он начал планировать следующие съемочные дни: Яффо, Димона, Ашдод, Сдерот, Тайбе. Он посмотрел на свой список населенных пунктов.

Если удастся снять араба, который в качестве одного из желаний попросит мира, будет вау.

Сергей Горелик не любил, когда ему стучали в дверь, и еще больше не любил, когда люди, постучавшие в дверь, задавали ему вопросы. В России, когда он был молодым, это случалось часто. Люди из КГБ приходили и стучали к ним в дверь, потому что его папа был сионистом и отказником. Когда Сергей переехал в Яффо, семья говорила ему: «Ну ты-то, ты что там забыл? Там только наркоманы и арабы». Но что хорошо в наркоманах и арабах — они не приходят стучать к Сергею в дверь. Так что Сергей мог вставать, когда вокруг темно, выходить в море на своей лодке, немного рыбачить и возвращаться домой. И все это в одиночестве. В тишине. Пока в один прекрасный день какой-то парень с серьгой в ухе, немножко похожий на гея, не стучится к нему в дверь — сильно так, в точности как Сергей не любит, — и не говорит, что у него есть несколько вопросов, что-то там для телевидения. Сергей очень четко отвечает ему, что не хочет, и слегка отталкивает камеру, чтобы тот понял, что Сергей это серьезно. Но парень с серьгой настаивает. Говорит всякое. Сергею немножко трудно следить, иврит у него не то чтобы отличный. А парень с серьгой говорит быстро и заявляет, что у Сергея сильное лицо и что он просто необходим для этого фильма. Сергей упирается и пытается закрыть дверь, но парень шустрый, успевает просочиться — и вот он уже у Сергея дома. Он снимает прямо так, без разрешения, и снова говорит про лицо Сергея, что оно отражает много чувств. Вдруг парень видит золотую рыбку Сергея, которая плавает в большом кувшине на кухне, и давай кричать: «Золотая рыбка! Золотая рыбка!» Это напрягает Сергея, он просит парня не снимать рыбку и объясняет, что это просто рыба, которую он поймал в сети. Но парень с серьгой продолжает снимать и говорить всякое про рыбку, про то, что она говорящая, про то, что есть три желания, и даже сует было руку в рыбкин кувшин. И в эту секунду Сергей понимает, что парень пришел вовсе не ради телевидения, он пришел, чтобы забрать у Сергея рыбку, и еще прежде, чем мозг Сергея Горелика понимает, что делает его тело, он хватает стоящую на плите сковороду и бьет парня с серьгой по голове. Парень падает, его камера тоже падает. Камера разбивается, ударившись об пол, и голова парня тоже. Из головы на пол течет много крови, и теперь Сергей не знает, что делать. То есть он знает, что надо делать, но это кончится большими неприятностями. Потому что если он приедет в больницу с этим парнем, люди спросят Сергея, что случилось, и все может двинуться в реально нехорошем направлении.

— Нечего тебе везти его в больницу, — говорит Сергею рыбка на русском языке. — Он мертв.

— Не может быть, что он мертв, — сопротивляется Сергей. — Я даже ударил несильно.

— Он хотел забрать тебя у меня, — говорит Сергей.

— Нет, — твердо говорит рыбка, — он просто хотел поснимать глупости для телевидения.

— Он сказал, — перебивает его рыбка, — а ты не понял. Твой иврит не бог весть какой.

— А твой? — злится Сергей.

— Мой да, мой бог весть какой, — нетерпеливо говорит рыбка. — Я волшебная рыба, я владею всеми языками.

Лужа крови из головы парня с серьгой все растет и растет, и Сергею теперь приходится вжиматься в стену кухни, чтобы не наступить в кровь.

— У тебя осталось одно желание, — напоминает рыбка.

— Нет, — Сергей мотает головой, — я не могу, я берегу его.

— Для чего бережешь? — спрашивает рыбка, но Сергей не отвечает.

Первое желание Сергей использовал, когда у его сестры обнаружили рак. Это был рак легких того типа, от которого не выздоравливают, но рыбка справилась с ним за секунду. Второе желание он растранжирил пять лет назад на Светиного ребенка. Тот тогда был совсем маленьким, ему еще трех не исполнилось, но врачи сказали, что у него в голове непорядок. Что он собирается вырасти дебилом. Света всю ночь проплакала, а утром Сергей вернулся домой и попросил рыбку навести порядок. Он никогда не рассказывал об этом Свете, а через пять месяцев она его бросила ради одного там полицейского, марокканца со старой американской машиной. В глубине души Сергей считал, что сделал это не ради Светы, а только ради ребенка, но умом в этом сомневался, и всякие мысли насчет того, что он мог бы попросить взамен, продолжали лезть ему в голову.

Третье желание он не использовал.

— Я могу его оживить, — сказала рыбка. — Я могу вернуть время назад, до момента, когда он постучал в твою дверь. Я могу. Тебе надо только попросить.

Рыбка поводит задним плавником из стороны в сторону — Сергей знает, что она так двигается, только когда сильно волнуется. Еще он знает, что рыбка уже почуяла ветер свободы. После третьего желания у Сергея не будет выбора, он обязан будет ее отпустить.

— Все же будет нормально, — говорит Сергей наполовину рыбке, наполовину себе. — Мне надо просто подтереть тут кровь, а ночью, когда выйду рыбачить, привяжу к нему камень и брошу в море. Его в жизни никто не найдет. Все. Я не собираюсь тратить на это желание.

Под Тирой Йонатан наконец нашел араба, который загадал мир. Араба звали Монир, он был толстяком с огромными усами, дико киногеничным. Это было очень трогательно — то, как он формулировал. Еще во время съемки Йонатан знал, что это станет трейлером. Или это, или русский с татуировкой, которого он встретил в Яффо, — тот самый, который посмотрел прямо в камеру и сказал, что, если бы он нашел говорящую золотую рыбку, он бы ничего у нее не просил, просто посадил ее в большой кувшин на полке и разговаривал каждый день, неважно про что. Про спорт, про политику, про все, что рыба захочет обсудить. Про все. Только не быть один.

Источник

Рецензии на книгу « Внезапно в дверь стучат » Этгар Керет

4355604751584867204

zero

«Внезапно в дверь стучат» включает три дюжины вещей. Учитывая небольшой объем книги, рассказы короткие и совсем короткие. Заскучать не успеете, точно. Мой любимый «Семен», из которого взяла эпиграф. О русском репатрианте, фиктивно женатом на девушке сослуживца, которая двух слов с ним не сказала во все время знакомства, а когда погиб, оказалось, что и опознать, кроме нее, законной жены, некому. Занятно, что когда читала книгу, этот кусочек рассмешил, а вырванным из контекста оказался грустным.

4329524531578922508

zero

«Когда у тебя что-нибудь отнимают, пусть это и было говно, тебе больно. Даже если тебе опухоль удаляют, остается шрам. А ночь, видимо, лучшее время, чтобы его расчесывать.»

Нравятся мне откровенные, правдивые без прикрас, немного жёсткие, мудрые книги.

Книга – сборник рассказов, которые повествуют о жизненных ситуациях, приправленные остроумием, чудом, абсурдом и даже магическим превращением. В каждом рассказе есть свой посыл, к которому нужно подобрать ключик, чтобы понять, что автор пытается донести. Этгар Керет смог ловко передать свои многолетние наблюдения за людьми: их слабости и боль. Он смог раскрыть героев с необычных сторон, что позволяет читателю заново обрести веру в человека.

Мне нравится читать рассказы, так как они стремятся к определенной точке, после которой в голове начинается бурный анализ всего происходящего. Меня очень зацепили два рассказа «Ложнолэнд» и «Гуайява», делюсь кратким изложением с вами:

Свою первую ложь Роби сочинил, когда ему было семь… С тех пор он врал легко, всегда и всем. Он всегда находил причины врать и в его лжи кто только не находился: рыжий мальчик, который украл деньги, из-за чего Роби не купил маме пачку «Кента», Больная тетя, сбитая машиной собака, которую он отвез к ветеринару. Однажды Роби попадает в страну своей лжи, где встречает всех кого он придумал и узнает, что они переживают все выдуманные им байки.

«Он знал, что если хочет прийти сюда с ней завтра, придется солгать что-нибудь в офисе, и хотя лжи он еще не придумал, было ясно, что это будет радостная ложь – свет, цветы и, может, даже несколько улыбчивых младенцев»

Книгу рекомендую всем, кто любит анализировать прочитанное и кто готов столкнуться с правдивостью и местами отвращением (в книге есть несколько таких моментов).

zero

Если искать книжную полку на которую стоило бы поместить эту книгу, то, пожалуй, она бы хорошо смотрелась между сборниками рассказов Вуди Аллена и Славомира Мрожека. Но неплохо бы она смотрелась и между сборниками Воннегута и Данливи.
Так что, если эти имена вам о чём-то говорят, то смело покупайте книгу Керета!
Только имейте ввиду, что Керет вовсе не подражает кому-то из вышеназванных авторов, и даже не похож ни на кого из них. Он вообще ни на кого не похож. Что замечательно!

default

zero

Если вам по вкусу книги полные лёгкого абсурда, смелых рассуждений и ярких историй, то этот сборник необычных рассказов определённо ваш.
Единственная маленькая претензия по оформлению: хотелось бы страницы более плотного качества.
А так, оценка пять из пяти.

zero

Внезапно в дверь стучат
Этгар Керет

Лёгкий философический попкорн, будто семечки лузгаешь. Коротенькие занятные парадоксальные лёгкие рассказики – разнообразные, всякие, любые, как разноцветный бисер – сюжетные, редко когда «атмосферные» – большей частью с прописанной развязкой; остроумные простым логическим остроумием. Нередко фантазийные. Прямой логической фантазией какого-нибудь Кольера, когда всё шиворот-навыворот или с буквальным оживлением той или иной идиомы. Истории, которые можно пересказать. Те, что только и ждали своего писателя, и вот, наконец, дождались. По таким удобно снимать кино, что, впрочем, и делается.

Брэдбери в своё время думал, что именно такие и сочиняет. Быть может, такие и сочинял, просто русским переводчикам голого сюжета оказывалось мало. Добавляли слога. Американец же, помнится, и эпитафию себе в молодости незатейливую придумал вроде: «тут лежит человек, сочинявший истории», или что-то в этом роде. Точнее не воспроизведу, источника не помню, не отыщу уже.

Книжка Керета по построению – тот же «Человек в картинках». Был у Брэдбери такой культовый сборник. Первый и последний рассказы там технические, исполняющие служебную функцию: они – упаковка, формальный повод для существования всех остальных. Самых разных. Первый рассказ – вводный; последний – эпилог, закрывающий пёстрое цирковое представление.

Привратником книжки Брэдбери служил человек, полностью покрытый волшебными живыми татуировками, каждая из которых так и норовила поведать запрятанную в ней историю. Тот самый человек в картинках. Читателю нужно было лишь неотрывно смотреть на наколку, полностью в ней растворившись.

Сборник «Внезапно в дверь стучат» тоже предваряет служебная история – о вооружённых вымогателях, вломившихся в квартиру беллетриста и под угрозой смерти выколачивающих из него рассказ за рассказом.
Рассказы из жертвы высыпаются самые разные, случайным порядком: грустные и весёлые, правдивые и завиральные, сладкие и горькие, сильные и слабые – ассорти, всё, что копилось по сусекам, вне какого-либо единообразия, сквозной концепции. Это уже я, о содержимом сборника.

Только вот рассказ-эпилог у Керета отсутствует. И скажем прямо: до раннего Брэдбери ему далеко. Покойник был тоньше, глубже и поэтичнее. Впрочем, дело вкуса. Тем более, Керет и не претендует. И не подражает. У него свой путь.

Всё хорошо, только вот перевод старательный и беспомощный. Школьный. Ощущение, что переводил человек, родившийся в Израиле, пусть и в семье выходцев из России. Керет, конечно, не стилист, но, кажется, в оригинале пёстрая россыпь его беспокойных историй выглядит лучше.

zero

Рассказы короткие, смешные и грустные, иногда мрачные, но с еврейским юмором; абсурдистские, т.е. нереальные, которые однако вполне могут стать реальными, если не случится чуда и люди не станут добрее друг к другу в мире абсурда. Для любителей подобной литературы и знакомства с новыми авторами.
(С нецензурной лексикой)

Рассказы Этгара Керета забавны, но вместе с тем в них столько чувства. Написанные непритязательно, разговорно, они в тоже время полны странной поэтичности. Они ввинчиваются в ваши внутренности. И вы думаете о них еще много дней.
Айра Гласс

Шесть абзацев Керета важнее и значительнее, чем шестьсот страниц многих авторов.
Кайл Смит, People

Рассказы Керета так и хочется сравнивать с рассказами Франца Кафки, Курта Воннегута и Вуди Аллена. Изобретательные, смешные и глубокие.
Kirkus Reviews

Рассказы Керет полны психологии, социальности, метафизики, да чего угодно. Эти забавные, стремительные, странные миниатюры своего рода литературные фокусы. Вы никогда не поймете, как он это делает, но будете зачарованы.
Booklist

Обычно такую прозу называют иронической, но отличие Керета от коллег по ремеслу состоит в том, что самоирония для него не менее важна, чем ирония. А ещё в том, что он всегда видит абсурдную сторону самых обычных вещей и явлений.
Lenta.ru

Источник

Этгар керет внезапно в дверь стучат

Внезапно в дверь стучат

Сюжеты рассказов, упоминающиеся

в них персонажи и имена героев являются плодом

безумного авторского воображения.

Всякое совпадение между сюжетами рассказов

и реальными событиями, а также между упоминаемыми

персонажами (и их именами)

и живыми или мертвыми людьми (и их именами)

© Линор Горалик, перевод с иврита, 2019

© Андрей Бондаренко, оформление, 2019

© “Фантом Пресс”, издание, 2019

Внезапно в дверь стучат

«Гони рассказ», – приказывает бородатый мужчина, сидящий на диване у меня в гостиной. Положение, надо признаться, не из приятных. Я же пишу рассказы, а не “гоню” их вслух. Да и пишу я не по требованию. Последним, кто потребовал у меня рассказ, был мой сын. Год назад. Я рассказал ему что-то про фею и фенека, даже не помню что, и через две минуты он заснул. Но сейчас ситуация совсем другая. У моего сына нет бороды. И пистолета. И он попросил историю вежливо, а этот человек добивается ее от меня шантажом.

Швеция, откуда репатриировался бородач, – развитая страна, преуспевающая во многих областях. Швеция – это не только “АББА”, икра трески и Нобелевская премия. Швеция – это целый мир, и все их достижения – результат обходительности. В Швеции, если бы он пришел домой к солистке “Эйс оф Бэйс”, постучал в дверь и попросил спеть, она бы заварила ему чашку чаю, вытащила из-под кровати акустическую гитару и заиграла, и еще улыбалась бы. Но здесь? Да если бы у него в руке не было пистолета, я бы его с лестницы спустил.

– Смотрите… – пытаюсь полемизировать я.

– Никаких “смотрите”, – рычит бородач и взводит курок. – Рассказ – или пуля в лоб.

Я понимаю, что выбора нет. Мужик совершенно серьезен.

– Два человека сидят в комнате, – начинаю я. – Внезапно в дверь стучат.

Бородач выпрямляется. На секунду мне кажется, что история захватила его, – но нет. Он к чему-то прислушивается. Кто-то действительно стучит в дверь.

– Открывай, – говорит он мне. – Без фокусов. Прогони его как можно быстрее, или это плохо кончится.

Молодой человек за дверью проводит исследование. У него есть несколько вопросов. Коротких. Насчет высокой влажности летом и ее влияния на мои нервы. Я говорю, что не желаю участвовать в исследовании, но он все равно протискивается в квартиру.

– Это кто? – спрашивает он и показывает на бородача.

– Это мой племянник из Швеции, – вру я. – Он приехал сюда хоронить отца, погибшего под снежной лавиной. Мы как раз читаем завещание. Может, вы проявите уважение к нашей личной жизни и уйдете?

– Ой, ладно, – опросчик шлепает меня по плечу. – Да всего несколько вопросов. Дай братану шанс подзаработать. Мне по головам платят.

Он растягивается на диване со своей папкой. Швед садится рядом. Я все еще стою и стараюсь говорить твердо.

– Я прям правда прошу уйти, – говорю я ему. – Вы пришли в неудачное время.

– Неудачное, а? – Опросчик вытаскивает из папки огромный наган. – Почему неудачное – потому что братан мизрахи?[1] Для шведов у тебя, я так вижу, море времени. А для марокканца[2], который только демобилизовался и оставил в Ливане кусок селезенки, у этого чувака ни минуточки не найдется.

Я пытаюсь объяснить ему, что дело в другом. Он просто застал меня в деликатной ситуации с этим шведом. Но опросчик подносит дуло нагана к губам, знаком велит мне замолчать.

– Живо, – говорит он, – без отмазок. Сел в кресло и поехал.

– Куда поехал? – спрашиваю я.

– Не беси меня, – грозится опросчик, – у меня нервы слабые, поехал сочинять какой-нибудь рассказ, ать-два!

– Ага. – Швед сливается с ним в неожиданной гармонии и тоже наводит на меня пушку.

Я откашливаюсь и начинаю заново:

– Три человека сидят в комнате…

– И безо всяких “внезапно в дверь стучат”! – предостерегает швед.

Опросчик не вполне понимает, что имеется в виду, но решает подыграть.

– Давай-давай, – говорит он. – Без стука в дверь. Расскажи еще чего. Понеожиданней.

Я на секунду замолкаю, набираю в легкие воздуха. Их взгляды уставлены на меня. Как же я вечно вляпываюсь в эти ситуации? С Амосом Озом или с Гроссманом такое в жизни бы не случилось. Внезапно в дверь стучат. Их сосредоточенные взгляды становятся угрожающими. Я пожимаю плечами. Я же тут совершенно ни при чем. В рассказе этого стука вообще не было.

– Избавься от него, – приказывает мне опросчик. – Избавься от него, кто бы это ни был.

Я приоткрываю дверь буквально на сантиметр. Там стоит курьер с пиццей.

– Ты Керет? – спрашивает он.

– Да, – говорю я, – но я не заказывал пиццу.

– Тут написано – улица Заменхоф, четырнадцать. – Он машет у меня перед лицом бумажкой и протискивается в квартиру.

– Написано, – говорю я. – Но я не заказывал пиццу.

– Семейная, – настаивает он. – Половина ананас, половина анчоус. Уже оплачено. Кредиткой. Только дай мне чаевые, и я полетел.

– Ты тоже за рассказом пришел? – строго спрашивает швед.

– За каким рассказом? – спрашивает курьер.

Видно, что он врет, и получается у него плохо.

Все трое сидят на диване. Швед крайний справа, рядом курьер, слева опросчик.

– Говнюк позвонит в полицию, – говорит опросчик шведу. – Он что думает, нас пальцем сделали?

– Ну давай уже, всего одну – и мы пошли, – ноет курьер. – Короткую. Не жмись. Тяжелое время. Безработица, теракты, иранцы. Люди жаждут чего-нибудь Иного. Что, по-твоему, довело нас, вполне нормативных людей, до этой точки, до твоего порога? Отчаяние, чувак, отчаяние.

Я киваю и начинаю заново:

– Четверо сидят в комнате. Жарко. Скучно. Кондиционер не работает. Один из них просит рассказ. Второй и третий присоединяются…

– Это не рассказ, – сердится опросчик. – Это отчет. Это ровно то, что сейчас произошло. Ровно то, от чего мы бежим. Не надо вот так вываливать на нас реальность, как будто ты мусоровоз. Задействуй воображение, брат, выдумывай, плыви по течению, уносись в заоблачные дали.

То есть этнически принадлежит к “восточным” евреям (ивр.). – Здесь и далее примеч. перев.

Имеется в виду принадлежащий к семье евреев – выходцев из Марокко.

Источник

Внезапно в дверь стучат

0382f02004e5b787c2ad57ced00335f886ba9bb1

Один человек слишком много лжет и однажды попадает в пространство, где обитают его выдумки. Другой человек всегда живет с закрытыми глазами, потому что так удобнее фантазировать. А третий пережил кому и теперь скучает по тому, что в ней увидел. А четвертому непременно надо поехать в детский сад на большом синем автобусе. А пятый – к примеру, Бог в инвалидной коляске. А шестой загадал золотой рыбке два желания из трех и все откладывает третье на потом. Мертвые и живые, молчаливые дети и разговорчивые животные, сны и реальность: мир Этгара Керета – абсурд, трагизм и комизм, чистая эмоция и чрезмерная рефлексия, юмор, печаль и сострадание. Его новая книга – сборник коротких шедевров о повседневности, о самых обыденных вещах, которые прячут в себе невероятную сложность, тоску, радость, веселье, опасность и просто жизнь. Иногда к автору в дом заявляются незнакомые люди и требуют, чтобы автор сочинил рассказ, сию же минуту. Потому что о такой жизни просто необходимо рассказывать.

«Гони рассказ», – приказывает бородатый мужчина, сидящий на диване у меня в гостиной. Положение, надо признаться, не из приятных. Я же пишу рассказы, а не “гоню” их вслух. Да и пишу я не по требованию. Последним, кто потребовал у меня рассказ, был мой сын. Год назад. Я рассказал ему что-то про фею и фенека, даже не помню что, и через две минуты он заснул. Но сейчас ситуация совсем другая. У моего сына нет бороды. И пистолета. И он попросил историю вежливо, а этот человек добивается ее от меня шантажом.

Внезапно в дверь стучат скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

ba1a5de098a6347913c124f1d3366760a51ab203

Семь лет между рождением сына и смертью отца… Это были для Этгара Керета хорошие годы, пусть и полные тревог. Лео родился в самый разгар очередной атаки террористов. У отца диагностировали рак. Угроза войны мрачной тенью нависала над их домом. Стараясь вырваться из угрюмой действительности, Керет записывал свои размышления, глубокие и не очень, печальные и смешные, абсурдистские и реалистичные – обо всем, что творилось вокруг. И получились истории – о хрупкости, странности, невозможности жизни, о любви, о семье, о мире. Этгар Керет – возможно, лучший из рассказчиков в современной литературе.

c98b32252e62fc1e84f393692c3340eaea30ef5d

Любимая по ночам превращается в толстого коротышку. Родители уменьшаются по мере того, как растет их сын. У жены есть тайна – она заправляет бензоколонкой. У говорящей рыбы депрессия. Будущему отцу приснился хороший сон, и у них с женой родился пони. Демон приходит к талантливым людям, изымает у них талант…

Для Керета и его героев катаклизмы в стране и в мире распадаются на мелкие мелочи – поездка в Индию, ремонт, любовь на одну ночь, – и сквозь эту призму маленькие люди оказываются больше и значительнее глобальных событий, что перекраивают историю.

«Азъесмь», четвертая книга известного израильского писателя Этгара Керета (р. 1968) – впервые на русском языке.

19de847b6eb5a4262b3b0c5a4a11dc561e27e22b

От издателя Этгар Керет пишет в необыкновенно популярной сегодня во многих литературах мира манере постмодернистского абсурдизма, поднимая на страницах своих рассказов самые повседневные темы — любовь и дружба, отношения между детьми и взрослыми, работа и армия, поиски смысла жизни и счастья. Израильский писатель, Керет отражает острые социально-нравственные проблемы сегодняшнего Израиля. Вместе с тем, его проза общегуманистична, поэтому рассказы найдут отклик и понимание у российских читателей всех возрастов. В России издается впервые.

3f9e13646b9d4502c69e47336c613251aebcf6aa

Этгар Керет. «Когда умерли автобусы»

Перевод с иврита Линор Горалик

Этгар Керет (р. 1967) — израильский писатель, журналист и сценарист. Помимо занятий литературой преподает в Университете им. Бен-Гуриона в Беер-Шеве, а также в Тель-Авивском и Хайфском университетах. Первый сборник рассказов («Трубы») опубликовал в 1992 году. С тех пор произведения Керета выходят отдельными книгами, а также публикуются в ведущих литературных периодических изданиях Израиля, переводятся на десятки языков. В соавторстве с женой, актрисой и писательницей Широй Гефен, Керет написал две детские книги («Папа сбегает с цирком», 2004, и «Зоар и Месяц», 2007), его перу принадлежат сценарии сатирического телевизионного шоу «Камерный квинтет» и ряда телефильмов.

Этгар Керет — лауреат Премии премьер-министра Израиля и других престижных литературных наград, а также премий за создание сценариев и кинорежиссуру, в том числе Золотой камеры Каннского кинофестиваля (2007) за фильм «Медузы». Живет в Тель-Авиве с женой и сыном.

fed8e0b5702d7ed641f5c1d04347e1a3eb924605

Сборник переводов «Израильская литература в калейдоскопе» составлен Раей Черной в ее собственном переводе. Сборник дает возможность русскоязычному любителю чтения познакомиться, одним глазком заглянуть в сокровищницу израильской художественной литературы. В предлагаемом сборнике современная израильская литература представлена рассказами самых разных писателей, как широко известных, например, таких, как Шмуэль Йосеф (Шай) Агнон, лауреат Нобелевской премии в области литературы, так и начинающих, как например, Михаэль Марьяновский; мастера произведений малой формы, представляющего абсурдное направление в литературе, Этгара Керэта, и удивительно тонкого и пронзительного художника психологического и лирического письма, Савьон Либрехт. Читатель, взявший в руки эту книгу, получит представление о широком и многообразном спектре стиля и тем произведений израильской художественной литературы и сможет насладиться драгоценными сверкающими гранями таланта ее авторов.

064b3c851a6f54c4ec1796ca576f09d00996390e

Когда я был маленьким, к нам приходили разные люди и стучали в дверь, а папа смотрел в замочную скважину, но не открывал, а они продолжали стучать, и я боялся, но папа ложился возле меня на ковер, прислонялся спиной к пианино и обнимал меня крепко-крепко и говорил: «Не бойся, это всего-навсего призраки», а призраки кричали: «Шифман, открывай, мы же знаем, что ты дома», но это были только голоса и я слышал как они окружали дом и пытались открыть ставни снаружи и папа что-то шептал мне на ухо и они что-то кричали снаружи как эхо и папа говорил «Ты видишь, — это призраки, это просто голоса», а они кричали «Мы еще вернемся» и они всегда возвращались, эти призраки и мы прятались и мама умерла без голоса только тело и мы пошли ее хоронить и нас повел человек, который ее оплакивал и папа показал мне по книжке где надо плакать, потому что тот человек тоже был из них, и неделю было все спокойно а потом они снова пришли мы в углу спрятались и папа говорил иногда что они скажут а иногда я и я удивлялся что когда то я их боялся а теперь мои слова от них ко мне возвращаются как теннисный мячик и папа тоже умер внутри возле пианино когда я обнимал его так же как он меня обнимал когда я боялся и он молчал когда его опускали в могилу и молчал когда человек оплакивал его я знал что он плачет по книжке и папа молчал когда его засыпали землей и я молчал вслед за ним ибо в конце концов я тоже по-видимому был одним из них.

Источник

Adblock
detector